Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
Нововеличковское сельское поселение. Итоги 2020 года
04.03.2021 16:20
Как подобрать интересный и небанальный подарок на 8 марта?
05.03.2021 08:55

Ирина Зайковская: «Я верю: если любишь, то навсегда!»

Ирина Зайковская: «Я верю: если любишь, то навсегда!»

Ослепительная улыбка, позитивный настрой и особое ощущение теплоты от общения. С первого взгляда и не скажешь, что перед тобой – старший прапорщик Ирина Ивановна Зайковская, прошедшая две чеченские кампании. В преддверии 8 Марта корреспондент газеты «Трибуна» встретилась с очаровательной женщиной из села Красносельского, не понаслышке знающей, что такое служба в горячих точках. Об отношении солдат и офицеров, знакомстве со своей второй половинкой и возвращении в мирную жизнь –в эксклюзивном интервью.


– Ирина Ивановна, почему Вы решили служить в армии?
– Больше всего меня привлекала военная форма: всегда хотела быть военнослужащей. Родилась и выросла я в станице Курской Ставропольского края. Когда окончила в Нальчике техникум по специальности повар-кондитер и мне исполнилось 20 лет, воплотила свою мечту в жизнь. Родители мои об этом ничего не знали. Я обратилась в военкомат, сказав, что готова служить по контракту.
20 декабря 1995 года меня призвали в прохладненскую 135 бригаду, а 25 декабря уже отправили в Ханкалу… Командир части сказал: «Раз не замужем, детей нет, можно ехать служить Родине». Это была моя первая командировка. Находились мы там по месяцу. А в июне меня перевели на постоянное место дислокации в 205-ю мотострелковую бригаду Ханкалы. В Первую чеченскую войну я работала поваром в генеральской столовой. Вставала в 4 часа утра, будила истопников, для того чтобы они накочегарили печки-форсунки, ставила кастрюли, готовила. Война войной, а обед по расписанию, как и завтрак, который должен быть готов к 7 утра. Мы кормили генералов. Соответственно, нужно было постараться и сделать все вкусно, радовать их разными блюдами!
Все время слышались звуки сильных взрывов… Первые три дня, когда я попала в Ханкалу, было нелегко. Мы жили в военной «Бабочке» – это такая штабная машина с кузовом-контейнером для отдыха. Но потом привыкли: спали, не обращая внимания на выстрелы.
31 декабря 1996 года состоялся вывод войск в город Буденновск, после чего я окончила школу прапорщиков. В 2000 году вновь отправилась в командировку. Уже во вторую чеченскую была начальником столовой и продовольственного склада. Располагались мы в Аргунском ущелье.

– Не жалели о том, что избрали военную судьбу?
– Женщинам непросто находиться в полевых условиях. Например, привыкать к солдатской железной бане или спать на ящиках из-под снарядов в спальном мешке. Конечно, нам,
дамам, приходилось быть сильными и не сдаваться. Было страшно. Не каждый вынесет это все, действительно тяжело. Изменила бы я что-то? Нет! Все равно пошла бы в армию.
Я была самой молодой женщиной, все ко мне относились уважительно. А комбат называл меня «Ирхен – дочь батальона».
– Расскажите о тех блюдах, которые Вы готовили для солдат и офицеров?
– Когда мы не знали, что готовить, брали рецепты из книги национальной кухни. Закуски делали, которые нравились всем. У меня мама поваром была, поэтому многие секреты знала, как вкусно приготовить. Старались радовать ребят чем-то новым. Например, умудрялись наши девчата из тушенки котлеты делать на очень большое количество человек!
Подсказывала в столовой всем, как лучше и что приготовить. Так, если раньше была перловка к вечеру, я научила эту кашу готовить на завтрак. Забрасываешь ее в котел, она всю ночь варится, набухает, настаивается, утром – мягкая, вкусная. А если ее готовить с обеда на ужин, то это получается «кирзуха», как резиновая. Я сама составляла меню, вместе со всеми делали заправки для борща: крошили свеклу, морковь… Всегда у нас было вкусно, и бойцы постоянно просили: «Товарищ старший прапорщик, а можно добавки?»
– С будущим супругом Вы познакомились в Ханкале?
– Да. Я работала в столовой. Сергей пришел первый раз в наряд дежурным по столовой. Там мы и познакомились. Вместе уже 25 лет! Вот так нас связала Чечня. У нас двое детей. Живем счастливо. Муж участвовал во многих операциях, получил ранение. В 1999 году он ушел из армии. Теперь работает вахтовым методом на Севере. Говорят, что любовь длится лишь первые несколько лет, а потом перерастает в привычку. Это неправда! Я верю, что если человека любишь, то любишь всю жизнь! У меня это так. Мы неразделимы, а поэтому на связи 24 часа в сутки, даже когда супруг в командировках. Считаю, что нужно пройти через все трудности, добиваясь всего вместе, тогда и семья будет крепкой.
– Говорят, у войны не женское лицо. Это так?
– Конечно, не женское! Те ребята, которые участвовали в боях, до сих пор помнят это все: погибших друзей, командиров… Это невозможно забыть.
– Ирина Ивановна, были ли во время службы в горячих точках особые случаи?
– Один раз в свой отпуск не могла поехать домой, потому что нужно было дождаться финансовых выплат, и я отправилась на выезд. Сопровождала с автоматом на БМП колонну. Глупо, наверное, с моей стороны было так поступить, потому что колонны часто обстреливали, наши бойцы попадали в засаду… Но решение было принято. Мы «сходили» до Шали, встретили колонну и благополучно вернулись назад. Чеченцы, особенно гражданские, увидев женщину на броне, приветствовали нас. Это было что-то!
А еще никогда не забуду, как ко мне в Ханкалу прилетела мама. Я была и рада, и шокирована, увидев ее. И когда я проводила маму домой, через три дня начались августовские события в Грозном…
– А каким было 8 Марта в таких условиях?
– Как и у всех. Это же наш праздник! Как говорится, нужно оставаться женщиной в любой ситуации. Командиры купили нам бутылку шампанского в Грозном. И мы, пять девчонок из столовой, в палатке скромно отметили Международный женский день.
– Вернуться в мирную жизнь было нелегко?
– Самое главное – это то, как человек относится ко всему происходящему. Да и психологическую травму я не получила, потому что находилась в тылу. Просто ответственно выполняла свою работу. Конечно, слышали и выстрелы, и взрывы, но было проще, чем ребятам, которые прошли настоящий ад…
После завершения операций в Чеченской Республике я до 2006 года служила в армии. Потом по состоянию здоровья меня комиссовали. Первое время было тяжело, потому что рассталась со своей любимой работой. Но постепенно привыкла. Занималась детьми. С 2011 года живем в селе Красносельском. Я на заслуженном отдыхе – военной пенсии.
Сейчас не представляю свою жизнь без автомобиля: водительский стаж у меня 16 лет. Любим, как и все, путешествовать…
– Как относятся дети к тому, что их папа и мама – ветераны боевых действий?
– Говорят, что первые уроки патриотизма ребенок получает в семье. Абсолютно с этим согласна. Нужно любить свою Родину. У меня взрослые дети – дочь Екатерина и сын Александр, и им не нужно что-то объяснять, они жили с нами в военных городках, там ходили в садик, школу-гимназию. Они знают историю нашего с мужем знакомства и гордятся родителями. Дочка сейчас учится в Медицинском университете, очень хочет работать в военном госпитале, планирует быть военным врачом. Мы с супругом не против. Сын учится в техникуме, после чего намерен пойти служить в армию. И мы только приветствуем это! Уверена, что все ребята должны отдавать долг Родине. Считаю, что и девушкам это полезно, ведь армия в первую очередь учит пунктуальности, дисциплине и ответственности. Я и сейчас, спустя столько лет, не могу себе позволить опоздать куда бы то ни было, всегда везде успеваю. Вот такая военная привычка!

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!