Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
Не бойтесь сделать школе подарок
26.08.2010 13:06
Человек слова и дела
30.08.2010 08:36

О чем рассказали «кленовые листья»?

О чем рассказали «кленовые листья»?

Родился в Воронежской области, а свои 80 отметил в Канаде. В России увидела свет его книга «Чебрец-трава», а сейчас свое творчество он продолжает в издательстве «Кленовые листья».

«И волшебство рождения строки»

Вообще в его жизни много такого, что на первый взгляд, кажется невозможным и из ряда вон. Но, когда узнаешь его ближе, понимаешь, что жизненный ряд вполне логичен. «Трибуновцы» старшего поколения очень благодарны судьбе за то, что подарила встречу с этим человеком. Да и читатели со стажем, наверняка, помнят интеллигентного, скромного Николая Егоровича Комаристого, заведующего отделом писем. Он скрупулезно разбирал все почерки пришедших в редакцию «виршей» и ни разу не «задвинул» подальше ни одно письмо, даже то, которое какой-нибудь автор писал просто так – ну не с кем человеку было пообщаться…

Когда на профессиональных семинарах, планерках нынешних времен заходят споры о том, какой нужно быть журналистике и журналисту, я мысленно отсылаю всех учиться у Комаристого. Профессионализму, добропорядочности, ответственности, душевному теплу. В его строки (написанные его рукой) почему-то не хочется заворачивать селедку, использовать газету на другие бытовые цели. А с виду незатейливые и такие простые слова. Зато как собраны в строку… Без выкрутасов и изысков, без стремления выпятить себя (дескать смотрите, какой я умный) они понятны каждому, хорошо запоминаются, и почему-то заставляют с автором во всем соглашаться.

Конечно, у него есть база – филологический факультет МГУ, а затем еще и курс журналистики, но… Как не каждый композитор может извлечь музыкальный шедевр всего из семи нот (у кого-то получается какафония), так и не каждый писатель может искусно нанизать слова на строки.

Николай Егорович в этом мастер. В России вышла его книга «Чебрец-трава», в Канаде он написал «Луч света» в темном царстве», работал над «Хелло, Канада». Будучи за рубежом он все равно находит свое место в жизни, являясь членом Союза писателей Северной Америки, работая в издательстве «Кленовые листья», которое возглавляет Геннадий Норд. Редактирует произведения соотечественников, которых в Канаде много. Их объединяет по интересам и одноименный клуб, где собираются творческие русские. Для них организуют концерты. В стране действует «Русское общество». Есть и «Союз ветеранов войны», совет которого собирается раз в два месяца. На одно из заседаний приезжала Римма Казакова, и Николай Комаристый подарил ей свою книгу.

С момента отбытия нашего коллеги и его жены Раисы Федоровны на родину хоккея прошло почти 15 лет. Они уехали туда к сыну. Константин – небезызвестный человек в компьютерном мире программистов, первым освоил деловую Канаду, а затем перевез к себе родителей и сестру Анну. Прижились все, появились внуки, так что, можно сказать, Комаристые пустили корни. Периодически они приезжают на Родину, в поселок Агроном. Вот и на этот раз совершили «турне» по России. Были в Динской, где и состоялась встреча с ветеранами журналистики, коллегами по перу. Говорили о многом и разном. Приведу отдельные моменты, позволяющие судить о том, «как у них» и «как у нас».

Пакеты для мусора принес депутат

Вообще-то тема соотечественников за рубежом не нова. Передвигаться по миру стало проще, и у многих есть знакомые или родственники в других странах. Рассказывают, шлют видео и электронку. В общем, мы уже «не темные», много чего знаем и сравниваем, но все же вопросы нашлись. И знаете, что интересно? Анализируя ответы, удивляешься не тому, что «у них так», а тому, что «мы такие». Знаете, что потрясло наших земляков при посещении малой родины? Мусор. Загаженность мест общего пользования и парков. И это впечатление омрачило восприятие новинок. Конечно, они поражены изменениями в Динской – сколько новых современных зданий появилось. Центральная улица преобразилась, не узнать. Почему-то отметили гости наличие охранных крестов («Храни, Господи, сию станицу») – ни положительно, ни отрицательно, но выделили (видимо, такого нет в Канаде). Но очень расстроились, когда увидели как молодежь бросает на улицах пустые бутылки.

– Знаете, кто нанес нам первый визит при вселении в квартиру? – интригует Раиса Федоровна. – Господин депутатэ (депутат). Пришел с кипой полиэтиленовых мешочков и лично объяснил, что в синие пакеты нужно собирать один вид отходов (баночки, бутылочки), а в черные – другой вид, для пищевых – отдельные емкости. И вот уже 14 с лишним лет я добросовестно выполняю наказ депутата. И таких как я – большинство. В нашем районе много китайцев – очень аккуратные, вежливые и практичные люди. Трехкомнатную квартиру мы получили в Монреале как муниципальное жилье. Удобное, комфортное, теплое. Ежемесячно платим за нее по 600 долларов (получаем два пособия по старости, 900 долларов каждое). Она не наша собственность и не перейдет детям по наследству. Они и не нуждаются, ибо в Канаде практикуют раздельное проживание с родителями, и молодое поколение берет кредиты (под 6%) и приобретает свое жилье. Я часто думаю, что если бы Россия не отказалась от системы ведомственного, служебного жилья (как было раньше, переезжаешь – освободи жилплощадь, меняешь работу – тоже) она бы не обросла такой жилищной проблемой, и таким стыдом – есть фронтовики, не имеющие над головой комфортабельной, собственной крыши. Что еще мне сразу бросилось в глаза по приезду на американский континент? Отношение к старикам. Их не считают балластом. Пока те могут себя самостоятельно обслуживать – живут в квартирах. А когда бытовые дела невмоготу – найдут приют в одном из многочисленных уютных домов престарелых. Это не те убогие заведения, которые запомнились мне в России – неухоженные, немощные пенсионеры, ожидающие в казенном доме своей ложки каши. Опрятные, свеженькие старички и старушки с непременно накрашенными губами. Один-два раза в неделю я хожу в один из хосписов. Просто помогаю персоналу (совершенно бескорыстно) покормить больных. И таких как я немало. Почему-то там больше развиты сострадания и человечность. И вот опять можно задуматься: «Почему же мы такие? Не можем подчас найти общего языка со своими родителями и детьми. А чужие старики нас, как впрочем и все общество порой раздражают. Кажется, что престарелые вечно путаются под ногам. А может они просто вынуждены путаться, потому что им тоже нужно как-то жить?»

Говорили о многом, но даже эти несколько примеров показывают (как не больно в этом признаться), что «все для человека» – пока не у нас. Нас все еще «заедает бытовуха», которая отнимает силы, предназначенные для повышения уровня грамотности, культуры и творчества. В общем, опять пресловутое «каждому – свое». Кто-то выживает, борясь с бедностью, кто-то может посвятить себя добродетели и писать книги. А еще кому-то очень повезло с музой. С той, что не только вдохновляет, но и оберегает (это я о супруге Николая Егоровича – Раисе Федоровне) от всех тревог и тягот бытовой жизни.

Они, Комаристые, сказали «до свидания», но мы по-прежнему будем ждать очередной встречи, веря, что Родину (какая бы она ни была) никогда не забывают.

Лариса ПРОПИЩИНА.