Богатеет добрыми делами предприниматель-меценат
28.03.2011 15:54
«Болезнь царьков»
30.03.2011 16:05

Лауреат Ленинской премии

Лауреат Ленинской премии

Мы не случайно продолжаем цикл публикаций «Твои люди, район!», посвященный 50-летию образования Динского района, именно этим материалом. И. И. Яценко, уроженец села Первореченского, – единственный в Краснодарском крае, кто удостоен медали и диплома лауреата Ленинской премии СССР и причастен к освоению космического пространства.

Дороги войны

Иван Иванович Яценко родился 23 февраля 1926 года в селе Первореченском. Отец Иван Прокофьевич Яценко умер в голодный 1933 год. Детство и юность Ивана Ивановича описаны в повести Евгения Карманова «Секретный лауреат», отрывки из которой мы сегодня предлагаем вашему вниманию.

«…Мать Евдокия Митрофановна неизвестно как выжила, спасла старшеньких детей, тайком перебравшись на заброшенную ферму, которая находилась в разграбленном монастыре недалеко от станицы Пластуновской, монахов которого давно уже разогнали революционные матросы. Здесь доярку с детьми и застала война. Под стрельбой, бомбежкой немецких самолетов угнали скот, успели передать его на Ставрополье, но здесь сами оказались в окружении. По страшным дорогам войны вернулись в свой полуразрушенный монастырь.

Потом перебрались в дальнюю фермовскую хатку. Взрослые прятали ребятишек в подвалах, чтобы их не угнали в Германию, терпели холод и голод, ждали освобождения. Зимой сорок третьего ожесточенные бои шли рядом с развалинами монастыря, который переходил из рук в руки. Наконец, немецкая оборона рухнула, взрывы, стрельба прекратились.

Через месяц Иван сбежал на призывной пункт.

Он находился в станице Динской, в уцелевшем здании школы. Новобранцев построили и повели в только что отбитый у немцев Краснодар, который непрерывно бомбили, обстреливали. Когда проходили корпуса масложиркомбината, точнее, того, что от них оставалось, налетели «Юнкерсы», и посыпались бомбы. После налета пожилой капитан собрал оставшихся в живых новобранцев, отметил фамилии погибших, повел дальше, в дымящийся центр города, откуда их отправили на формирование резервного полка в Моздок. Там разместили в лесу, у Терека, одели в иранскую форму: рубашка навыпуск, брюки, ботинки, шляпа. Только спустя десятилетия Иван узнает, что неспроста экипировали их так, готовили к необычному рейду, но пошли другие.

А сержант Иван Яценко, пройдя основательную подготовку, сменив форму и оружие, поехал штурмовать главную крепость Восточной Пруссии Кенигсберг, дрался за «польский коридор», ходил в рукопашные под стенами Бреслау, а у самого Одера поредевший полк оставили для пополнения. Потом полк получил задание: двигаться группами в сторону Берлина, прочесывая местность, проверяя хутора, городки, селения, все самостоятельные постройки, жители которых боялись мести, в основном бежали с отступающими частями. Бежали не только из страха перед русскими, бросив все в Северной Силезии, откуда когда-то были изгнаны исконные хозяева-поляки. Теперь поляки не скрывали своего намерения вернуться. Но впереди шли русские…

В сорока километрах от Берлина

Группа автоматчиков Ивана Яценко шла вдоль дороги, сворачивая к ближним хуторам, осматривая дома, овины, фермы.

Ночевали в поле, в сарае, на сене. По утренней прохладе бесшумно прошли редкий осинник, дальше укатанным проселком. Впереди был городок Штранц.

Выслал дозорных, через час они вернулись, радостно сообщили, что городок пуст. Ни души. На улице никакого движения, в крайних домах никого. Разделившись, вошли в городок, медленно двинулись по обеим сторонам улицы, прижимаясь к домам, следя за окнами.

Вышли к площади перед кирхой, островершинной небольшой церковью. У порога кирхи лежал старик в луже крови со связанными тонкими морщинистыми руками. Поодаль на акации – повешенный. Молоденький щуплый солдатик. К мундиру приколот лист бумаги с кривыми, судорожными готическими буквами. Картина понятная: своих казнят, запугивают население…

Яценкомолча поднял руку, и одна тройка шустро протопала по брусчатке прямо в портал кирхи. Скоро они выглянули оттуда, давая знать, что там никого. После этого напряжение спало, закурили, обсудили ситуацию, расположились в многооконном доме с мансардой. Война войной, а обед обедом.

Разогрели на кухне гороховую кашу с мясом, наелись досыта, принялись гадать, где встретятся со взводными, кого первым демобилизуют после победы.

Завязался нехитрый солдатский разговор с добродушными пересмешками. Зашел Попов, доложил, что в подвале услышал какие-то шорохи, оказалось, там хозяева дома, их соседи, дети. Их туда загнали каратели, поджечь не успели… Гришкин, бывший студент политеха, немного знал «дойч».

В подвале, громадном помещении, среди разных хозяйственных припасов на скамьях, на приступках сидели испуганные люди. Подозрительных, переодетых не было. Стариков с ребятней каратели хотели казнить, а свалить на варваров-русских. Яценко знал, что гитлеровцы уже устраивали такие жуткие побоища. Подошел толстый старик в свитере, быстро, с придыханием заговорил, поняв, что Яценко старший.

– Он говорит, карателей с офицером семеро, – заволновался Гришкин. – Это мы их, товарищ сержант, спугнули, они, говорит дед, не могли далеко уйти. Он говорит, вы нас не оставляйте, а то нам, то есть, виноват, им капут будет…

Приказав никому не покидать подвал, разбившись на пятерки, начали шерстить дом за домом. Шли от центра к окраине.

В особняке с двумя пристройками, на лестнице третьего этажа, ефрейтор Соболев обнаружил малыша в вязаной шапке. Он хотел было взять малыша на руки, чтобы снести вниз, как одно­временно услышал остерегающий крик сержанта и увидел перед собой четыре немецких автоматных ствола. Стрелять он не мог, мешал ребенок. И тогда Соболев прыгнул в окно, вынеся собой раму. Автоматы ударили вдогонку. Яценко сиганул в открытое окно второго этажа, упал рядом с каменным козырьком соседнего флигеля, схватил за ногу барахтающегося среди бочек и ведер Вальку Соболева, затянул его под навес.

Далее было все обычно. В ход пошли гранаты, в мансарде добили последнего. Стало тихо. Слышно было, как на первом этаже плачет тот самый мальчишка, его успели в перепалке утащить вниз.

А когда вышли на крайний овин, из него выскочили еще трое эсэсовцев в черном, стреляя на бегу, они кинулись через дорогу, к лесу, и напоролись на пулемет. Так и остались на дороге.

Собрали оружие, документы, доложили комбату о стычке, выпустили немцев из подвала, стали ждать начальство, которое примчалось на трофейной машине. Комбат и представитель воен­ной контрразведки выслушали доклад сержанта, просмотрели документы убитых, потом провели беседу с населением на площади, у кирхи, где уже было убрано.

Население согласилось выполнять все указания, потом обратилось с просьбой назначить комендантом городка и двух близлежащих деревенек сержанта Яценко. Комбат посмотрел на майора-контрразведчика, тот кивнул, дескать, сами решайте, воз­ражений нет.

Так, в сорока километрах от Берлина, который на последнем издыхании сопротивлялся, комендантом немецкого городка стал девятнадцатилетний парнишка».

После войны

Иван Иванович Яценкозакончил с отличием Брюховецкий техникум, стал директором Сторожевской гидроэлектростанции мощностью 1200 киловатт, самой большой в сельском хозяйстве. Идея электрификации была очень важной экономической задачей. Закончив Новочеркасский политехнический институт, Иван Иванович разработал проекты «Развитие Краснодарской ТЭЦ до 2400 квт», «Статистическая и динамическая устойчивость энергосистемы». Его работы получили признание. По приглашению Академии наук выступил с лекцией на Все­союзной энергетической конференции в Тбилиси. Студенческая работа И. И. Яценко была названа готовой кандидатской диссертацией, имеющей большое практическое значение.

Под его непосредственным руководством строились высоковольтные линии электропередач Краснодар – Ростов, попутно электрифицировали ближние к трассе населенные пункты. Свыше пятисот километров построил Яценко больших линий электропе­редач и больших подстанций. При его непосредственном участии электрифицировали железную дорогу Белореченск – Туапсе – Сочи. В 1964 году И. И. Яценко получил орден и звание «Заслуженный строитель Российской Федерации».

О закрытом постановлении и секретном поезде

В Совете Министров СССР перед И. И. Яценко поставили конк-ретную задачу – построить три завода электронно-вычислительной техники и приборов. Требовалось создать центр подготовки электронщиков, программистов, системотехников, радистов. Все это было определено закрытым постановлением ЦК КПСС и Советского Правительства, соответственно составляло государственную тайну. Одновременно со строительством заводов шла разработка новых систем управления и их испытания. Секретный поезд, то есть передвижной командный пункт, прибыл в Адлер, где уже собрались командующие всеми родами войск, академики и разработчики из военно-исследовательских центров. Испытания проводились в движущемся поезде. Руководил испытаниями генерал-лейтенант Комогоров, заместитель министра обороны, с которым непосредственно и проводил испытания Яценко. После команды на включение комплекс объединился с космическим спутником. Переговоры со штабами военных округов на Дальнем Востоке, в Сибири и на Севере прошли успешно. Так отрабатывалась глобальная система управления и связи войск.

От подводных крейсеров до «Бурана»

И. И. Яценко внес огромный вклад в систему противоракетной обороны и систему наведения стратегических ракет дальнего и среднего радиуса действия. Им разработаны системы связи и управления для первого советского авианосца, для подводных крейсеров, для корабля-лаборатории «Академик Королев». Система спутниковой, космической связи, луноход, беспилотные корабли «Союз», космический корабль многоразового пользования «Буран» – все это снабжалось автоматикой, разработанной краснодарскими специалистами при непосредственном участии Яценко.

7.jpg

25 лет был начальникоммонтажно-технологического управления «Икар» и директором особого конструкторского бюро. В течение 20 лет избирался депутатом районного и Краснодарского городского Советов. Имел звания «Заслуженный строитель РСФСР», «Почетный работник промышленности средств связи». Награжден орденами Трудового Красного Знамени, Октябрьской революции, Отечественной войны, юбилейными медалями. 4 сентября 1987 года отмечен медалью и дипломом лауреата Ленинской премии.

С женой Клавдией Семеновнойвоспитали сына Александра и дочь Ирину. Умер 22 февраля 1999 года. В станице Динской живет его сестра, Антонина Ивановна Волкова. За добрые дела и отзывчивое сердце ее у нас уважительно называют «Мать Тереза». Она бережливо хранит память о брате и передает потомкам историю своей семьи.

Таисия ЧЕКРЫГИНА.

Научный сотрудник Динского районного историко-краеведческого музея.