Прокурорский характер ковался в борьбе с фашистами
06.05.2011 15:31
Встретимся возле кинотеатра в 9 часов
06.05.2011 15:52

Нет моей вины,что я ребенок большой любви войны

Нет моей вины,что я ребенок большой любви войны

Мне 66 лет. Мои родители познакомились на фронте, полюбили друг друга, и в конце войны родилась я.

Предгрозовое время

Стать военным Петр Проклин даже не мечтал. Наоборот, решил выучиться самой гуманной, мирной профессии, быть «инженером человеческих душ».

Юноша с успехом закончил в Смоленске педагогическое училище и был направлен на работу в Таджикистан учить местных ребятишек русскому языку. Преподавал и одновременно учился в Ленинградском пединституте.

Это былопредгрозовое время. Фашизм свирепствовал в Германии. В нашей стране шла подготовка военных кадров. Человек в форменной одежде был для молодых людей особым эталоном гордости, мужества и романтики. Это и подействовало на Проклина.

Петр решил стать военным. В Ленинабадском горвоенкомате ему выдали предписание на учебу в Челябинском военном авиационном училище штурманов. В декабре 1940 года после необходимых экзаменов и комиссий он стал курсантом.

Ребята серьезно относились к учебе, были восприимчивы к новым знаниям, хорошо ориентировались в международной обстановке, в делах страны. Они не знали, когда будет война, но чувствовали ее приближение…

21 июня 1941 года

Это было воскресенье, выходной. Стоял чудесный, теплый, солнечный день. С утра все свободные командиры и курсанты училища находились на стадионе: кто играл в футбол, волейбол, шахматы, кто «болел» за свои команды, а кто просто радовался покою, теплу, солнцу. И вдруг, где-то около 11 часов дня дежурный по училищу приказал всему личному составу прибыть на митинг. Здесь начальник училища объявил о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война.

В училище сразу изменился режим учебы. Обучение пошло по ускоренному курсу: вместо восьми стали учиться по 14 часов в день. Запрещены были увольнения в город. Все передвижения по территории училища (на занятия и с занятий, в столовую и из столовой, в кино) производились только в строю.

Из курсантской столовой были убраны официантки, в спальных помещениях курсантов не стало уборщиц. Вместо двухлетнего курса обучения будущих офицеров стали готовить за восемь месяцев. И к 20 августа 1941 года все курсанты были готовы к государственным экзаменам. Было вывешено расписание, но… Экзамены не состоялись. Объявили, что надо еще учиться.

Задержка с высылкой на фронт штурманов выяснилась позже: для почти готовых специалистов просто не было самолетов, а посылать их не по назначению было неразумно.

Только в начале 1942 года из командиров и выпускников училища был сформирован 990-й ночной бомбардировочный авиаполк, куда в качестве штурмана вошел Петр Проклин.

Встреча

А в маеэтого же года в городе Хвалынске, что в Саратовской области, в клубе сельскохозяйственного техникума шло комсомольское собрание. В числе других здесь была и второкурсница Нина Козедубова (моя мать). Девушек мобилизировали на фронт. После нескольких месяцев учебы в окружной школе младших авиаспециалистов Нина получила звание младшего сержанта и специалиста радиста-кодировщика. Уже в середине сорок второго Козедубова была направлена на фронт под Сталинград. Здесь получила небольшое ранение. А после 143-й батальон аэродромного обслуживания был переброшен в Прибалтику.

В феврале 1944 года Проклин находился на 2-м Прибалтийском фронте. В его дивизию был включен недавно сформированный 1-й Латышский ночной бомбардировочный авиаполк. Для передачи боевого опыта к латышским летчикам была отправлена группа опытных русских штурманов, в ее состав вошел и Проклин. Летчиком у него был латыш Миша Янкевич, младший лейтенант. Веселый парень, балагур и отличный аккордеонист… 7 марта 1944 года экипажу предстояло сделать два ночных вылета. Проклин и Янкевич выполнили их благополучно. На землю вернулись невредимыми.

Помните в известной песенке из кинофильма есть такие слова: «На земле не успеешь жениться, а на небе жены не найдешь». Так вот, Петр Проклин и не искал себе подругу в воздухе, он нашел ее на земле.

Веселый Янкевич после второго вылета предложил Петру:

– Слушай, друг, пойдем завтра в столовую, ведь праздник же. Там будут девчата из аэродромного обслуживания, повеселимся.

Пилот и штурманпошли в столовую. И здесь Петр увидел Нину Козедубову. Реакция была мгновенной – вот она, та самая, которую искал.

Моя мама вспоминала:

– Многие за мной «приударяли», и званием и чином повыше, и Герои Советского Союза, но Петя был таким настырным и уверенным в себе, что я тоже влюбилась в него. С этого момента мы уже не могли жить друг без друга.

Понедельника не боимся!

Проклин после выполнения задания улетел в свое подразделение. Но каждый раз под всяким предлогом приезжал, прилетал туда, где была его возлюбленная. То за запчастями, то еще за чем-нибудь, он стремился увидеть Нину.

10 апреля Петр и Нина зарегистрировали (по разрешению начальства) свой брачный союз. Старичок-регистратор спросил молодоженов:

– А вы не суеверные, не боитесь, что сегодня понедельник?

Младший лейтенант и младший сержант ответили:

– Нет, не боимся. Мы этот день будем помнить столько, сколько будем жить.

Эти слова подтвердились. Командир полка дал Петру немного денег, а командир батальона то же самое – Нине, пожелали им счастья и любви, оформили несколько дней отпуска.

14_big.jpg

18_big.jpg

Вот такими они были тогда.

А затем начались переезды, разлуки и встречи. Петр Евстигнеевич воевал до Дня Победы. Совершил 203 боевых вылета. Летая в тыл врага, сбрасывал смертоносный груз на железнодорожные станции, склады с боеприпасами и горючим, на скопления вражеской техники и живой силы противника. И за все это время экипаж ни разу не был подбит или сбит, а летчик и штурман не получили ни одного ранения.

Меня ждут живым на земле

Как же удавалось Петру Проклину и его летчику действовать уверенно, наверняка? Что это – судьба, рок или что-нибудь другое?

Летчик Степан Сырмолотов в своих воспоминаниях говорил:

– Проклин был штурман грамотный, летал творчески.

А сам Петр Евстигнеевич объяснял это так:

– Я хорошо ориентировался в воздухе, знал, что меня есть кому ждать на земле живым. Перед заданием расспрашивал штурманов и летчиков, которые уже летали в заданные районы, интересовался, где стоят зенитки противника, как обойти их огневые точки, и это помогало мне выбрать правильный маршрут, избежать неприятностей со стороны наземных вражеских зенитчиков.

Сказано лаконично, но не так просто было это сделать практически. С июня сорок третьего по 9 мая сорок пятого полк потерял семь экипажей.

64 года прожито в любви

В 1945 году Проклин окончил высшую офицерскую школу. Служил на штабных должностях в авиационных частях под Кенигсбергом, в Латвии, на Сахалине, Северном Кавказе. Демобилизовался Петр Евстигнеевич с должности старшего преподавателя Армавирского высшего военного авиаучилища летчиков в звании подполковника. Много лет работал начальником штаба гражданской обороны города Армавир.

Жена подарила мужу трех дочерей. Нина Васильевна и Петр Евстигнеевич несмотря на многолетние переезды в связи со службой мужа вырастили своих детей, поставили их на ноги, всем дали высшее образование. Мужья у дочерей тоже военные люди с академическим образованием. Даже внуки и правнуки пошли по стопам родителей, дедушки и бабушки.

В трудноенынешнее время эта счастливая, жизнерадостная и обаятельная семья заражала своей любовью к жизни всех, кто с ней общался. Крепок, незыблем фронтовой союз. 64 года прожили они вместе.

Их фронтовой любви я посвятила стихотворение «Морзянка», которое написала в феврале 2008 года, торопилась, пока была жива мать. Успела, но в том же году ее не стало. Папа умер годом раньше.

Такими они были на фотографиях военных лет, когда полюбили друг друга. Свою любовь они смогли пронести до 2008 года.

МОРЗЯНКА

Ты вспоминаешь ту войну:

Разрывы бомб, домов руины,

И Сталинград в огне, в дыму,

И тот фонтан, где с Ленкой пряталась ты, Нина.

В большой воронке на снегу

Настроить рацию случалось.

И под разрывы бомб в лесу

140 знаков за минуту принималось.

Строчит морзянка под ключом.

С нее синкарту принимают

Елена с Ниной. Но при чем

Их руки? К металлу тут же примерзают.

Друзей теряла фронтовых,

С любовью первою встречалась.

Все помнишь ты. И нет иных.

Однако жизнь идет. Влюблялась.

Что делать! Молодость берет

Между дежурством и бомбежкой.

«Смотри, опять к тебе идет

Петруха с нетерпежкой!»

Та нетерпежка жизнь мне зародила

От страстной фронтовой любви,

Два сердца их соединила.

И в 45-м победила. Девчонка, юная тогда,

С лихвой ты горе испытала,

И тяжесть труда радиста-кодировщика

На плечи хрупкие упала.

Но Бог вознаградил тебя:

Ты выжила и победила,

В конце войны ты родила меня.

Однополчан своих ты удивила.

И только он неудивленным был.

Минуя горести и беды,

Жену свою отправил в тыл.

Сказал: «Я знаю, будет Дочь Победы».

63 Дня Побед с тобой я, мамочка, встречаю.

А папы моего уж нет. Ну что ж,

Зато в тебе души не чаю,

Живешь в воспоминаньях ты:

Сережа Майков не прилетел из боя,

Как бомбы над тобою, воя,

Летели. А ты не смела оторвать руки

На боевом посту. Ключ выбивает:

«Точка, тире, тире, точка».

Да! Вот эта боевая ночка.

Светлана ЗАДОРОЩЕНКО.

Фронтовая дочь.

Станица Пластуновская.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!