О домашнем гранате, рыбе, которой нет, и об очень экстремальной лягушке
05.03.2012 11:09
Ипотека в вопросах и ответах
05.03.2012 14:38

Кубанский борщ для американского учителя

Кубанский борщ для американского учителя

Когда Александру Гурбану, ученику 11 «б» класса СОШ № 29, позвонили и сказали, что вопрос о поездке за границу для годичного обучения решен – он был бесконечно счастлив. Сегодня мы публикуем его рассказ о далекой стране.

В приемной семье

Папа разделял мою радость, а вот мама очень волновалась: «Как же ты будешь – сам в далекой Америке?!»

 И вот уже огромный комфортабельный «Боинг» уносил меня через океан в город Джексон штата Мичиган. Там мне предстояло жить в приемной семье священника Росса и его супруги Карлы. С ними был знаком из переписки по Интернету, и они производили приятное впечатление. К тому времени мне было известно, что у них четверо взрослых детей, которые живут самостоятельно. И в том, что в этой семье будет комфортно, не сомневался (впоследствии так оно и оказалось).

А вот как встретят российского ученика сверстники и педагоги в школе –  беспокоило больше, ведь мое знание английского оставляло желать лучшего, да и ехал я с целью его совершенствовать и воочию увидеть ту далекую страну, о которой пока еще знал только понаслышке.

Америка встретила дождем, но так как к самолету в аэропорту Вашингтона нам был подан специальный трап-переход прямо к зданию аэропорта, то зонтом воспользоваться не пришлось. Приятно поразился не только масштабами аэропорта имени Далласа, но и тем, что там все автоматизировано, даже поезда в метро работают без машинистов.

В Детройте штата Мичиган меня встречали приемные родители – они оказались такими же приветливыми, какими их я себе и представлял. А уютный трехъярусный дом, в котором на третьем ярусе размещалась моя большая, светлая, со вкусом обставленная комната, приятно поразил своим уютом.

Американцы верят в небылицы

Так началась новая жизнь в далекой Америке… Мнение о надменных, высокомерных американцах сразу изменилось, потому что везде можно было видеть их улыбающиеся, приветливые лица. Однажды с Россом мы обедали в кафе, хозяин которого, узнав, что я из России, дополнительно угостил нас сладостями за счет заведения – было очень приятно.

В школе ждали и радости, и огорчения. Начну со второго. Как и предполагал, незнание языка

давало о себе знать, и поэтому не всегда понимал то, о чем говорили преподаватели на уроках. К тому же занятия начинались в полвосьмого и продолжались до трех часов, поэтому подниматься приходилось очень рано, а возвращаться вечером, и свободного времени практически не оставалось.

Было непривычным, что первый урок длится целый час двадцать минут, а последующие – час десять, что только одна перемена двадцать минут, а остальные по пять. Времени на передышку не было, и к концу занятий я был как выжатый лимон.

К тому же в школе был буфет, где продавали только салаты, бутерброды и сок, и поэтому к концу занятий прилично хотелось есть. Порой болела голова от сильного шума, ведь в учебном заведении было более трех тысяч учащихся, а говорить громко в привычке у афроамериканцев. Представьте себе, некоторые из них умудрялись между собой разговаривать, стоя один на первом, а второй на четвертом этажах лестничного пролета.

Сверстники спрашивали меня: «Правда ли то, что в России по улицам ходят медведи?» Их представление о нашей стране огорчало, но в то же время и забавляло. Про себя думал: «Это же надо, какие же они ограниченные, если верят в такие небылицы!»

Вот так разделились…

Но были и приятные впечатления, которые появлялись постепенно, с усвоением и пониманием языка. С радостью осознал, что база моих знаний, полученных в родной двадцать девятой школе станицы Новотитаровской, настолько хорошая, что мне с легкостью дается изучаемый материал, а новые знания просто дополняли ее. Теперь уже мог вступить в полемику с любым учителем. Так, на уроке истории, услышав информацию о том, что Россия до принятия христианства была мусульманской, сказал преподавателю, что это неверно – мы были язычниками, чему он в свою очередь очень удивился. А на математике, когда учитель стал объяснять решение задачи сложным способом и ученики его не поняли, предложил более легкий и доступный – понятный всем, хотя гордыня учителя не позволила признать мою правоту. Всех моих сверстников удивляло то, что я легко возвожу число в степень в уме, строю геометрические графики без применения калькулятора – американцы абсолютно все делают только с его применением.

Однажды их легкое отношение к жизни меня просто поразило. На уроке политологии зашла речь о самоубийстве, и учитель предложил классу разделиться: кто за самоубийство, а кто нет? Так вот только два американца и я были против, остальные – за! Тогда сказал им открыто, что мои одноклассники в России все были бы против, и даже аргументировал свое убеждение.

Радовало в школе и то, что пять предметов можно было выбрать для изучения  в течение трех месяцев, а по истечении этого срока сдавать экзамены

по этим предметам, и никаких ЕГЭ в конце года! ЕГЭ для США пройденный и, как они считают, неудачный этап. Удобно было, что в школе мне не приходилось носить тяжелый портфель, так как у каждого ученика есть свой шкафчик, из которого берешь все необходимое на следующий урок. Каждый ученик носит на груди персональный бейджик с указанием фамилии, имени и персонального кода, что позволяет легко общаться со сверстниками. Хотя эти же бейджики причиняли порой и неприятнос-ти: забыл его дома – отстранен от занятий.

Приглянулась мне с самого начала и свободная форма одежды, но когда я начал встречать учеников в расшнурованных кроссовках, в домашних тапочках, спортивных костюмах, понял, что это плохо.

Надо сказать, что таких предметов, как физкультура, музыка, рисование, в школе нет, но зато есть профессиональное занятие живописью, шахматы и разнообразные спортивные направления – регби, футбол, баскетбол, теннис. И к тому же при школе пять огромных спортивных площадок – занимайся спортом, сколько твоей душе угодно!

По средам и субботам – церковь

Учеба в школе и подготовка уроков забирали много времени. Но все-таки в свободные минуты Карла обучала меня игре на фортепиано, о чем я ее сам попросил. У нас с ней была такая договоренность: она меня учит игре на инструменте, а я ее учу некоторым православным молитвам на русском языке. И сегодня, наигрывая знакомые мелодии, с благодарностью вспоминаю свою приемную маму…

По средам и субботам Росс брал меня с собой в церковь, где нельзя было не заметить радушие и приветливость прихожан  – они все напоминали одну большую дружную семью, членам которой не безразлична судьба друг друга.

В свободное от занятий время ездили на природу. Иногда отправлялись в далекие экскурсии, например, в город Вашингтон – столицу США.

Но больше всего я любил бывать дома, занимаясь в своей светлой уютной комнате, или беседовать со своими приемными родителями. Они с удовольствием слушали рассказы о моих родных, близких, о том, как живут мои земляки на далекой кубанской земле. Часто к нам приезжали в гости их дети и внуки, они были добры ко мне, и я с удовольствием играл с малышами. Большую радость мне доставляли поездки в кино и на концерты, в которых участвовала и Карла.

На 40 минут впереди США

Но вернемся обратно в школу, где я уже освоился, и, спустя несколько месяцев, чувствовал себя, как говорится, в своей тарелке. Мог уже с уверенностью сказать, что первоначальная эйфория прошла, когда я был готов «заглядывать в рот» буквально каждому американскому учителю, поскольку уже мог сравнивать их и свою школу. Теперь я хорошо понимал, насколько глубокие и прочные знания получил в своей родной Новотитаровской школе № 29, насколько умелые и талантливые наши учителя, которые за 40 минут успевают и опросить учеников, и объяснить новый материал, и закрепить его! Американским учителям только для объяснения нового материала порой и часа десяти минут не хватает, а о работе у доски, опросе учеников там и речи быть не может – слышен только монолог учителя.

Школьная жизнь со временем стала интереснее, потому что здесь у меня появилось много друзей, с которыми общаюсь и сейчас. Некоторые учителя настолько по-доброму относились ко мне, что я как-то решил сделать им приятное и каждому приготовил их любимое блюдо, и, конечно же, наш кубанский борщ. Вы бы видели их счастливые и довольные лица!

Что меня особенно удивило в американской школе?  Это то, что там вообще нет комнатных растений, нет никакой наглядности, кроме необходимых информативных досок об учебном процессе, и нет проверок школ. Директор всегда готов заменить любого учителя, который задержался или не пришел по уважительной причине на урок. К тому же учителя вообще не занимаются дисциплиной в классе, а только дают знания и в случае каких-либо нарушений со стороны учеников отправляют их к  руководству. И, как ни странно, ученик беспрекословно выполняет

это требование. Но при этом учитель обязательно на желтой карточке отметит школьнику время ухода.

В коридорах, кроме видеокамер, обязательно дежурят педагоги, у которых нет уроков, а техслужащих во время учебного процесса вообще не видно. Они все делают только во внеурочное время, и дети не принимают участия в уборке школы. Да и дежурство учеников там не принято, за порядком следит представитель полиции, он же обеспечивает и безопасность учеников.

Понятия «класс» и «классный руководитель» как таковые не существуют, потому что ученика переводят не в последующий класс, а он переходит на следующую ступень обучения. И из этих учеников создают группы по выбранным предметам. За каждую ступень отвечает сотрудник школы, у которого можно получить любую консультацию (в нашей выпускной 12 ступени было более 500 учащихся).

Хочу, чтобы все россияне были счастливы!

Вообще, вопрос о том, что в Америке жить страшно, о чем мы часто узнаем из средств массовой информации, отпал сразу, потому что видел вокруг себя только приветливые глаза американцев. К тому же за все время пребывания там мне не довелось встретить ни одного пьяного подростка. Вопрос об употреблении спиртного молодежью вообще не стоит. По американским законам, его продают только лицам не моложе 21 года. Курить и распивать крепкие напитки в общественных местах строго запрещается, и там этот закон выполняется беспрекословно. Если кто-то и покупает «градусную» бутылку, то ее упаковывают в несколько слоев бумаги,

чтобы даже по форме она не напоминала бутылку.

За время пребывания в Америке я не только хорошо изучил английский, познакомился с бытом и нравами американцев, но и понял, что простые американцы хорошо относятся к людям всех национальностей, в том числе и к русским, поэтому пребывание там для меня не было тягостным, и, возвращаясь домой, мысленно говорил Америке не «прощай», а «до встречи», надеясь когда-нибудь вновь приехать туда, да и к тому же  у меня осталось там столько хороших друзей! И еще мне очень  хочется, чтобы всегда все россияне были счастливы и улыбались той  открытой светлой улыбкой, которую я всегда видел на лицах простых американцев.

Материал подготовлен

Ларисой СТЕПАНОВОЙ.

15big.jpg

Я – американский ученик.

16big.jpg

Школа, где учился.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!