Дорогу осилит идущий…
07.08.2013 17:06
Вечерняя проверка
09.08.2013 16:37

Дружили с Маяковским и Лермонтова знали…

Дружили с Маяковским и Лермонтова знали…

Наша очередная беседа с Б. К. Козаченко, известным краеведом и заслуженным учителем, вновь посвящена вопросам достойного воспитания юношей и девушек, развития образования динского района и литературным корням, «связывающим станицы и столицы».

– Борис Константинович, вы проработали учителем более 45 лет. Стаж немаленький. А скажите, правда ли, что в истории нашей страны было такое время, когда за ученические парты сели солидные дяди и тети – председатели сельсоветов, бригадиры и даже завмаги?

– Правда. После знаменитого постановления ЦК КПСС в 1965 году «Об обязательном среднем образовании руководителей всех уровней» за парту сели председатели сельсоветов и их заместители, бригадиры колхозов, даже парторги, строители, завмаги. Вечерние школы превратились в своеобразные университеты, особенно в селе. До 12 часов ночи шли занятия, иногда перерастающие в своеобразные культурно-просветительские мероприятия. А уроки литературы, истории становились диспутами на актуальные политико-социальные темы развития села, да и страны. А мне, учителю физики, через 2-3 урока, особенно в старших классах, приходилось делать обзоры по науке и технике. Благо, журналы «Знание – сила» и «Техника молодежи» были тогда очень доступны и популярны. Учителя на такие уроки ходили друг к другу, помогали, делились опытом, подсказывали молодым пути эффективной работы. Ведь работа учителя – самая творческая. Каждый урок – есть находка какой-то изюминки, зажигающей мысль, любопытство, тягу к познанию, кристаллизация личности нравственной и патриотичной. Поэтому настоящий педагог начинается с любви к детям, даже взрослым дядям и тетям, порядочности и честности в отношениях, доброте к воспитаннику. «Хлеб доброты», – сказала однажды удивительная женщина, поэтесса Валентина Григорьевна Саакова об учителях нашего района. Она много лет шефствовала над нашим районом, приезжая на уборку хлеба, любила и обожала комбайнеров и механизаторов, трепетно относилась к ветеранам войны.

– Образно говоря, учитель не может работать без творчества, оно сжигает его, но зажигает души молодых?

– В шестидесятых годах в школах начались олимпиады по математике и физике. Сколько радости они приносили детям – участникам и победителям, а учителям – мук поиска и находок, маленьких открытий и побед. Так и средняя школа № 29 станицы Новотитаровской, попав под строгий контроль Крайоно и Министерства образования по недоразумению, пять лет находилась под их «колпаком». И мне, принявшему школу молодому директору, пришлось это недоразумение переживать, точнее, преодолевать. Из края приезжали с проверками настоящие «зубры», на мякине не проведешь, но и наши учителя были тоже «тертые калачи». Главная проверяющая Мария Васильевна Жердева однажды сказала, что ей надо срочно организовать команду ребят к Всесоюзным литературным чтениям, посвященным М. Ю. Лермонтову. С гордостью рассказывала, какие умницы в ее краснодарской команде, а я возьми да и ляпни: «А что, ни одного парня не нашлось? Михаил Юрьевич Лермонтов обиделся бы, узнав такое». «Вот и найди мне такого парня, срок – неделя. Чтобы Лермонтова знал, как себя!» – приказала инспектор.

Благо, словесники в школе Светлана Ивановна Фатеева и Любовь Владимировна Фролова были учителями от Бога. Саша Черный, ученик 9 класса, обладал феноменальной памятью и был немного артист. Мы подготовили такое выступление! И не просто пересказ произведений поэта, а яркую легенду о его пребывании на хуторе Копанском, о встречах Лермонтова с казаками и прекрасными казачками на кубанской земле. Ведь поэт был в наших краях и в детском, и в зрелом возрасте. Когда Саша в Тарханах выступил, то сам Ираклий Луарсабович Андронников подошел к трибуне… Замерший зал, точнее, поляна, на которой проходили чтения, после рукопожатия писателя рукоплескал нашему Саше. Благодаря новотитаровцу краевая команда заняла второе место в Союзе! Так и началось литературное восхождение нашей школы на творческий Олимп.

– Борис Константинович, старожилы утверждают, что в СОШ № 29 работал и учитель, лично знавший Владимира Маяковского.

– Да. Были люди в наше время! В 1940-50 годах в нашей школе трудился учителем словесности Алексей Аркадьевич Золотарев.

В начале 20 века Алексей Золотарев – студент Тимирязевской сельскохозяйственной академии, увлеченный идеями Н. Г. Чернышевского, получив от отца в Москве дом в несколько комнат и небольшой капитал, организовал для друзей-студентов коммуну, в которую на ночлег нередко захаживал Владимир Маяковский, бедствовавший, как и многие студенты. В 1914 году Алексей Золотарев был произведен в офицеры царской армии и отправлен на германский фронт. Затем жестокая война, ранения, революция. Алексей стал командиром Красной армии. После гражданской войны он с семьей жил в Джубге, а затем перебрался поближе к Краснодару, в станицу Новотитаровскую, где и стал работать учителем словесности и военруком в школе.

Здесь-то он и узнал о приезде Владимира Маяковского в Краснодар. Вот об этой встрече, о дружбе поэта и учителя мы подготовили наш доклад с уникальными документами…

– И в итоге…

– 1978 год. Мы в Москве. Подводятся итоги Всесоюзных литературных чтений. Объявляют победителей. Первое место занимают четыре школы – из Москвы, Ленинграда, Тбилиси и … наша школа № 29 станицы Новотитаровской Краснодарского края!

Ведущая Любовь Кузьминична Балясная, первый заместитель министра образования, вручает награды. И вот за наградой выходит Андрей Фатеев, ученик нашей школы, а с первого ряда, на котором сидит делегация москвичей, раздается ехидный смешок: «Станичники Москву берут!» Балясная сходит с трибуны и, улыбаясь, спрашивает москвича: «Над чем смеемся?» Мальчишка перепуган и смущен, а Любовь Кузьминична, положив Андрею руку на плечо, ласково спрашивает: «Андрей, ответь этим зазнайкам, который раз ваша школа на Всесоюзных чтениях?» – «Пятый раз, Любовь Кузминична». – «И какие результаты?» – «Три раза – вторые. А вот сегодня второй раз – первые!» – отвечает Андрей. Бурю аплодисментов обрушили в зале присутствующие. Вот такие мы, станичники, были!

Виталий УШКОВ.

Фото из личного архива семьи Золотаревых.