Афериста задержали при попытке улететь в Москву
25.08.2014 12:15
Аист обещает тройню
27.08.2014 13:34

Под лентой цвета дыма и пламени (часть V)

Под лентой цвета дыма и пламени (часть V)

Статут ордена 1913 года к георгиевским наградам причислил золотое и бриллиантовое оружие, а обладателей его причислил к Георгиевским кавалерам. Награждались оружием офицеры и генералы. Нижние чины не получали подобной награды.
Георгиевское оружие
Золотое оружие «За храбрость» было учреждено еще Петром Великим и считалось одной из престижных наград. Адмирал Ф. М. Апраксин одним из первых был удостоен золотой шпаги с бриллиантами за большие заслуги в руководстве войсками при овладении Выборгом. В екатерининские времена, после заключения в 1774 году Кючук-Кайнарджийского мира с Турцией, закрепившего выход России к Черному морю, шпагами с алмазами награждены генерал-фельдмаршалы А. А. Прозоровский, П. А. Румянцев, генерал-поручик Г. А. Потемкин и генерал-аншеф И. П. Салтыков. По случаю заключения мира между Российской империей и Оттоманской Портой пожалован шпагой с алмазами великий полководец А. В. Суворов, а в 1789 году за победу при Форкшанах он был отмечен второй шпагой, украшенной алмазами, и с подписью в память об этих сражениях.
Не было первоначально единого Золотого оружия. Это были шпаги, кортики, позднее – сабли, палаши, которые, начиная с эфеса и по клинку, сплошь были отделаны золотом. На эфесе гравировалась надпись: «За храбрость». Еще на эфесе такого оружия помещали эмалевый крест с изображением святого Георгия, поражающего копьем змия. И полагался к Золотому оружию также темляк на георгиевской ленте с тремя черными и двумя оранжевыми полосами «цвета дыма и пламени».
Генералам и адмиралам могло быть пожаловано Золотое оружие с бриллиантами. Причем надпись «За храбрость» заменялась указанием на подвиг, который совершил награжденный. Например, генерал Алексей Алексеевич Брусилов был награжден шпагой с бриллиантами с надписью «За поражение австро-венгерских армий на Волыни, в Буковине и Галиции 22 – 26 мая 1916 года». А на золотой шпаге графа Николая Павловича Граббе была надпись «За троекратный переход через Кавказ». Количество драгоценных камней зависело от того, насколько высоко было положение награжденного или от того, какой общественный резонанс имел подвиг генерала-полководца. Так, донской атаман Матвей Иванович Платов за Персидский поход 1796 года получил от Екатерины II Золотое оружие со 130 крупными изумрудами и алмазами.
Первые из казаков
Из кубанских казаков первым Золотым оружием был награжден Захарий Алексеевич Чепега. В 1796 году он ехал через Петербург в Польшу для подавления восстания польских инсургентов. В столице войсковой атаман был принят императрицей. Екатерина Алексеевна пожаловала черноморскому атаману дорогую саблю, «усыпанную драгоценными каменьями». Сабля Чепеги долгое время хранилась среди реликвий Кубанского казачьего войска. А потом… исчезла.
Васюринский казак Антон Анд-реевич Головатый, войсковой судья Черноморского казачьего войска и армии бригадир, тоже был награжден Золотым оружием. В войну с Наполеоном Золотой саблей «За храбрость» был награжден и Алексей Данилович Безкровный.
Во время Кавказской войны Золотым оружием награждены казак Пашковской станицы, войсковой старшина 6-го Черноморского конного полка Павел Николаевич Борзыков (26 декабря 1836 года); казак Нововеличковской станицы, есаул 5-го Черноморского пешего полка Федор Степанович Коржевский (1 марта 1843 года); казак Динской станицы, войсковой старшина 9-го Черноморского пешего (пластунского) батальона Гаврило Иванович Волкодав (22 мая 1849 года); казак Нововеличковской станицы, полковник, командир 1-го Черноморского пешего батальона Павел Денисович Бабыч (31 июля 1856 года).
Во время войны за освобождение Болгарии от турецкого ига Золотым оружием был награжден казак Старокорсунской станицы, помощник начальника штаба Кубанского казачьего войска, подполковник Василий Васильевич Залесский.
Особенно много награжденных Золотым оружием было во время Великой (1-й мировой) войны. Среди них казак Михайловской станицы, полковник, командир 1-го Екатеринодарского кошевого атамана Чепеги полка Гавриил Федорович Бабиев (9 марта 1915 года); казак Пашковской станицы, подъесаул 3-го Хоперского полка Андрей Григорьевич Шкуро (5 мая 1915 года); командующий 1-й Кубанской пластунской бригадой, генерал-майор Михаил Алексеевич Пржевальский (17 мая 1915 года); казак Георгие-Афипской станицы, есаул Собственного Его Императорского Величества конвоя Георгий Антонович Рашпиль (18 октября 1916 года); казак Елизаветинской станицы, есаул 3-й Кубанской казачьей батареи Юрий (Георгий) Флорентинович Корсун (15 января 1917 года); казак Елизаветинской станицы, командир 105-й артиллерийской бригады Флорентин Дмитриевич Корсун (8 мая 1917 года); казак Клермесской станицы, инспектор авиации Юго-Западного фронта, полковник Вячеслав Матвеевич Ткачев (8 мая 1917 года); казак Старомышастовской станицы, командир 6-го Кубанского пластунского Его Величества полка, полковник Николай Иванович Зиньковский (17 мая 1915 года).
Начальник штаба Кубанского казачьего войска, командир 39-й пехотной дивизии Владимир Платонович Ляхов 1 февраля 1917 года был награжден Золотым (Георгиевским) оружием, украшенным бриллиантами.
Коллективные награды
Помимо индивидуальных георгиевских наград (офицерский орден, солдатский крест, медаль «За храбрость» и наградное оружие) существовали коллективные георгиевские отличия. Они присваивались целым воинским частям и соединениям за особые боевые заслуги и отличия, за героизм и мужество, проявленные в боях. К коллективным наградам относились Георгиевские знамена. При Александре I они приняли определенный вид.
На навершие этих знамен вместо двуглавого орла стали располагать белый орденский крест святого Георгия. Под навершием повязывалась георгиевская лента все того же «цвета дыма и пламени». На концах ленты были подвешены знаменные кисти. Торжественно отмечалось вручение Георгиевского знамени в награжденной воинской части. Но особенно торжественно проходили празднества, когда Георгиевское знамя вручали всему войску. Тогда ликовала вся Кубань…
Знамя и судьба казака
…В начале мая 1844 года динской куренной атаман получил предписание из войскового штаба. В предписании было сказано, чтобы он, атаман станицы Динской, почетные старики этой же станицы и недоросли ее (мальчики 10 – 12 лет) присутствовали в Екатеринодаре 10 и 11 мая на церемонии вручения войску большого Георгиевского знамени. Этим знаменем была отмечена 50-летняя служба черноморских казаков на земле Кубани. Подобные предписания получили все станичные атаманы Черноморского войска.
Отметить 50-летнюю «верную и усердную» службу Отечеству в Екатеринодар на торжества съехались около 40 тысяч казаков из всех 59-ти тогдашних станиц. Большое внимание уделялось присутствию на торжествах от каждой станицы мальчиков 10 – 12 лет. Это были ребята в том возрасте, когда они уже могли оценить значимость происходящего события. Старшие свидетели событий со временем уходили из жизни. А подросшие ребята могли рассказать в станице о событии, свидетелями которого они были. На следующие значимые войсковые мероприятия приглашали уже другие группы малолеток (так их называли в станицах). И этим обеспечивалась постоянная передача в станице исторической памяти о деяниях казаков и преемственность поколениями героических традиций.
На торжествах 10 мая 1844 года центральное место заняло освящение большого белого Георгиевского знамени, пожалованного войску Николаем I. Знамя было доставлено в город не прибитое к древку. Вот как кубанский историк И. Д. Попко описывает процедуру прибития знамени к древку: «Первый гвоздь вбил в древко знамени наказный атаман, второй – архиепископ Кавказский и Черноморский преосвященный Иеремия, третий – начальник войскового штаба. Потом были вбиты гвозди каждым из присутствующих, от генерала до казака, представляющего свою роту и батарею». Вот так воспитывалась у казака личная причастность к судьбе Георгиевского знамени, к подвигам, совершенным казаками Черноморского войска.
Юрий БОДЯЕВ.
Заслуженный учитель Кубани.
Станица Динская.