И это все о нем
13.10.2014 15:48
Самая красивая казачка
14.10.2014 14:34

Под лентой цвета дыма и пламени (часть IX)

Под лентой цвета дыма и пламени (часть IX)

В небе Георгиевские кавалеры

С маузером против самолета

Русский аэроплан «Фарман», с обтянутыми прокрашенной тканью крыльями и проволочными растяжками между ними, возвращался из воздушной разведки.

В открытой кабине впереди вращающегося пропеллера сидели два летчика в кожаных шлемах и с большими очками-консервами, прикрывавшими почти половину лица. Самолет уже приближался к своему аэродрому, когда летчики увидели вдали выскочивший из-за облачка австрийский двухместный «Авиатик». Вражеский аппарат явно направлялся к штабу русского авиационного подразделения с намерением сбросить на него бомбы.

«Фарман» изменил курс, догнал «Авиатик» и, поднявшись выше, завис над ним. На русском самолете не было никакого вооружения. Летчики достали маузеры и начали из пистолетов обстреливать летевшую ниже вражескую машину. «Авиатик» сделал попытку прибавить скорость и уйти от висевшего над ним «Фармана». Но и «Фарман» прибавил скорость. Снизить скорость, отстать от «Фармана» и взмыть над ним «Авиатику» тоже не удалось. «Фарман» постепенно прижимал неприятельский аэроплан к земле. «Авиатик» терял маневренность и уже не пытался уйти в сторону – ни влево, ни вправо. Он спускался все ниже. Впереди был лес. Опасаясь задеть верхушки деревьев, австрийский аэроплан сел у лесной опушки.

В тот же миг, сделав вираж, «Фарман» сел вслед за «Авиатиком» и, пробежав немного по полю, остановился в 40 саженях от вражеского самолета. Летчики тотчас  выскочили из кабины. Австрийцы в это время открыли бак своего самолета. Бензин хлестал на землю, но у австрийцев ничего не нашлось под рукой, чем бы они могли облить самолет горючей жидкостью. Они пытались это сделать, сложив пригоршнями ладони.

– Скорее, Мстислав! Они спалят свой аппарат! – крикнул первый летчик. Он подбежал к австрийскому пилоту и ударом рукоятки маузера в голову свалил его с ног. Мстислав же направил свой пистолет на второго австрийского пилота.

Плененные австрийские авиаторы были доставлены в штаб русских войск. А «Авиатик» – новый летательный аппарат с мотором в 120 лошадиных сил – с полным оборудованием достался русской армии.

Взять в плен совершенно не поврежденный вражеский самолет вместе с пилотами, орудуя при этом одними лишь маузерами, – это был первый в истории войн случай. Совершили этот подвиг в июле 1915 года первый пилот, поручик Виктор Леонидович Покровский, выпускник Севастопольской школы авиации, и летчик-наблюдатель, корнет Мстислав Николаевич Полонский. Оба героя были награждены орденами Святого Георгия Победоносца IV степени.

Воздушные разведчики

За короткий срок (четыре военных года 1-й мировой) авиация сделала огромный скачок в своем развитии. Всего десять лет прошло, как братья Райт в декабре 1903 года подняли свой самолет в воздух. В войну авиация вступила, по сути, в младенческом возрасте, сделав свои первые неопытные шаги на примитивных самолетах, их в шутку называли «летающие этажерки». К концу войны она стала полноценным средством вооруженной борьбы, новым родом войск, способным влиять на ход военных действий.

На начало войны Россия имела самый большой воздушный флот – 263 самолета. Это больше (в отдельности), чем у Германии и Австрии – наших противников, больше чем у Франции и у Англии – наших союзников. На вооружении русской армии стояли самолеты французского производства или построенные по французским лицензиям на российских заводах. Первоначально это были летательные аппараты конструкции А. Фармана, Г. Вуазена, с толкающим винтом (пропеллер сзади). Более поздние конструкции фирм «Моран» и «Ньюпор» – самолеты с тянущим винтом. Во второй половине войны появились самолеты российских конструкторов. Ведущее место занял Игорь Сикорский. В ходе боев большое количество самолетов было уничтожено. В строй вступали новые. Подсчитано, за время войны русская армия получила 2250 самолетов, а около 2000 вражеских самолетов уничтожила.

Первые русские летчики обучались во Франции. А во время войны Россия сама готовила летные кадры. Наиболее известными школами были Гатчинская (под Петроградом) и Севастопольская. Последняя располагалась на реке Кача в Крыму, потому часто называется Качинской. Были и более мелкие школы в Москве, Одессе, Евпатории. Гатчинская школа за 1910 – 1916 годы подготовила 342 летчика. Качинская школа до октября 1917 года подготовила 609 летчиков (376 из офицеров и 233 из солдат).

С началом войны ни у одной из воюющих стран не было самолетов, приспособленных к огневому поражению противника в воздушном бою. Встречаясь с вражеским самолетом, летчик должен был подлететь к нему как можно ближе и выстрелить в пилота из пистолета или короткого карабина.

Основными задачами, которые решала авиация в самом начале войны, были связь, разведка расположений противника и корректировка артиллерийского огня. Воздушная разведка была очень опасным мероприятием. Полет на высоте 100 – 300 метров над вражескими позициями совершался на небольшой скорости, с которой могли летать тогдашние аэропланы, – около 100 километров в час. Летчик, находившийся в открытой кабине, обстреливаемый со всех сторон с земли со всех видов вооружения, подвергался большому риску. Поэтому многие воздушные разведчики, добывшие наиболее ценные сведения, были отмечены Георгиевскими наградами.

Позже к разведке прибавилась другая задача, которую стала решать авиация, – бомбардировка вражеских позиций. Летчик бросал за борт обычные ручные гранаты или обычные артиллерийские снаряды с приделанными матерчатыми плоскостями. Эффективность такого бомбометания была очень низкой.

Только при значительном развитии авиации, появлении большого количества летательных аппаратов и возникла потребность истребления самолетов противника.

Пионеры высшего пилотажа

В войну все армии вступили с самолетами без вооружения. Поэтому такими наивными и смешными, с точки зрения современного читателя, выглядят первые воздушные бои, когда пилоты старались поразить друг друга с помощью маузеров. В конце 1914 года стали ставить на самолеты пулеметное вооружение. Первыми были вооружены машины с толкающим винтом – «Фарманы» и «Вуазены». Открытая кабина таких аэропланов, находившаяся впереди мотора и пропеллера, позволяла ставить в ней пулемет. Он стрелял вперед, по курсу движения аэроплана.

Сложнее было с самолетами, у которых пропеллер был впереди кабины летчика и мотора. Это «Мораны», «Ньюпоры». Стреляющий через вращающийся винт, вперед, по курсу полета пулемет раздробил бы в щепки пропеллер. Поэтому ставили первоначально тяжелый «Максим» на верхнем крыле бипланов или пулеметы, стреляющие под углом от курса, в сторону от пропеллера или выше него. Это было безопасно для своей машины, но не эффективно для поражения вражеской. В течение войны напряженно работала конструкторская мысль, и, наконец, в 1915 году был разработан специальный синхронизатор для стрельбы через винт. Он позволял пулемету выстреливать лишь в то время, когда перед дулом пулемета не было лопасти пропеллера. Теперь летчик мог вступать в бой самостоятельно, без помощи летчика-стрелка, находившегося в этом же самолете. Теперь все зависело от летного мастерства пилота, от его умения управлять летательным аппаратом, умения быстро и в нужный момент найти такую точку, из которой можно было произвести поражающий противника выстрел.

В развитие летного мастерства пилотов 1-й мировой войны большой вклад внесли выдающиеся русские летчики Петр Николаевич Нестеров и Константин Константинович Арцеулов. П. Н. Нестеров первым в истории авиации совершил «мертвую петлю», а К. К. Арцеулов покорил штопор. Став пионерами высшего пилотажа, они в то же время стали пионерами воздушного боя, который требовал не просто метко стрелять, но и мастерски управлять самолетом.

26 августа 1914 года штабс-капитан П. Н. Нестеров на своем «Моране» настиг в воздухе и таранил австрийский «Альбатрос». Самолеты тогда еще не вооружали, и герой-летчик пошел на этот подвиг. Петр Николаевич Нестеров после героической гибели был награжден орденом Святого Георгия IV степени посмертно.

К 1916 году авиация всех воюющих стран уже имела самолеты со встроенным бортовым оружием, способным истреблять вражеские самолеты. Стали создавать воздушные аппараты специального типа, более скоростные, более маневренные, с возможностью подниматься на большие высоты – истребители вражеских аэропланов. Истребительная авиация составила свой, особый вид авиации. С ее рождением появились настоящие мастера воздушного боя. Французские летчики, сбившие по несколько вражеских аппаратов, на фюзеляже своего самолета рисовали туз (по-французски – «ас») – карту, бьющую любые другие. В русской же авиации асом считали летчика, сбившего не менее пяти неприятельских самолетов.

Юрий БОДЯЕВ.

Станица Динская.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!