Аплодисменты – «Красной гвоздике»!
24.12.2013 16:56
Пусть улетают снегири
27.12.2013 10:03

«Ирония судьбы» из 1973-го…

«Ирония судьбы» из 1973-го…

Известное утверждение «как встретишь новый год…» я бы заменила на «с кем встретишь…»

В справедливости этого предсказания убедилась лично. Новогоднюю ночь 1973 года запомнила на всю жизнь. И каждый год, поднимая под звон курантов бокалы с шампанским, мы с мужем ее вспоминаем.

А было все на Алтае, когда я, молодая девчонка, работала на стройке в одном из многочисленных тогда в стране СМУ (строительно-монтажное управление). Чтобы понять суть последующих описываемых мной событий, поясню тем, кто очень далек от процесса возведения объектов. В конце каждого месяца подводят итоги выполненных С.М.Р. (строительно-монтажных работ) и «выводят» показатель выполнения плана. Люди старшего поколения помнят, что в те годы план был чуть ли не основной заповедью жизни. Мало того, что все соревновались друг с другом (на лучшее СМУ, лучшую бригаду, лучший комсомольско-молодежный коллектив), так по итогам месяца, в случае перевыполнения плана, еще и премии выдавали. В общем, выполнить, а еще лучше перевыполнить план старались во что бы то ни стало.

Итак, последние дни декабря 1972 года. Я трудилась в бригаде отделочников на строительстве жилой девятиэтажки. На кону не только месячный, квартальный, но и годовой план. Руководство наше отчиталось во все вышестоящие инстанции о выполнении, а на самом деле объем реально выполненных работ от того, что указали в отчете, сильно отличался. В общем, многоэтажка «хромала» от многих недоделок. Чтобы «подтянуть» ее фактическое состояние до бумажного (по отчету), дирекция устроила несколько авральных субботников и воскресников, посулив нам, работягам, хорошую премию по итогам года. Всю последнюю декабрьскую неделю мы шпаклевали и красили окна, вычищали мусор, выравнивали стены. 31 декабря основной состав – людей семейных – от «субботника» освободили, дабы успели они подготовиться к Новому году. На объект вышли с десяток человек – молодых холостяков и незамужних из комсомольского состава. Поскольку нас было мало, разбрелись по этажам в поисках недоделанной черновой работы.

На восьмом этаже я оказалась вместе с юрким, словоохотливым парнишкой. Работа в его руках спорилась, да и за словом в карман не лез, старался меня развлечь интересными историями, смешными ситуациями из жизни. Непринужденная болтовня словно ускорила время. Мы и не заметили, что за стеклами новых окон стало темнеть. Когда спохватились и спустились на первый этаж, оказалось, что входная дверь (на улицу) заперта. Пробежали по всем квартирам всех этажей – никого. Наши коллеги, видимо, давно покинули рабочие места. Почему не хватились нас? Наверное, посчитали, что мы ушли раньше. Что же делать? Немой вопрос застыл на наших лицах. Сотовых телефонов тогда не было, да и обычные аппараты – далеко не у всех. Многоэтажка возводилась в новом микрорайоне, вдали от центра города. Она была первой, и коробка здания возвышалась практически на пустыре. Живая душа на нем была одна – у сторожа Кузьмича. Но она теплилась далеко не в трезвом теле. Его сторожка в виде вагончика стояла от здания на приличном расстоянии – у ворот на въезде на стройку.

Знали, что Кузьмич особым рвением к охране казенного имущества не отличался (да и посягателей на него, в общем-то, не было). Его ночные вахты сводились к прослушке новостей, концертов и трансляций футбольных матчей по старому приемничку. Он не брезговал «беленькой», как говорил, «для сугреву», но сильно не злоупотреблял и в пьяном виде начальству не попадался. В общем, стучи, кричи, Кузьмич – нам не товарищ. Он не услышит и к входной двери не подойдет.

Признаться, я сильно расстроилась. Ведь новогоднюю ночь собиралась встречать в ближайшем поселке у подруги. Даже платье новое пошила. А тут такое. Пустое здание на отшибе. Ни елки, ни шампанского. Еды вообще никакой, если не считать кусочка сала, банки кильки и нескольких вареных картофелин, которые остались от несъеденного обеда (за болтовней мы даже забыли поесть).

У Сашка (так звали парня) была припасена сухая вобла – собирался с друзьями вечером проводить старый год за кружкой пива.

Сначала я похлюпала носом, поняв, что праздник, которого ждала целый год, стопроцентно испорчен. Меня не хватятся. Подруга подумает, что я осталась в городе с друзьями. Мама с сестрами вообще далеко – приветы друг другу передаем только в письмах. В общем, сидеть под замком до 3 января (к счастью, Новый год по

10 дней раньше не отмечали).

Парень тоже понял нашу ближайшую перспективу. Но унывать не стал. Предложил готовиться к Новому году. Нашел в коридоре «серпантин» из свежей стружки. Из волнистых полосок соорудил что-то наподобие елочки, она приятно пахла деревом. Такой же «серпантин» приспособил мне на волосы, а себе повесил на шею. Я не смогла сдержать смеха. Оба в рабочих спецовках, но с выпендрежем, как могли, украшали друг друга.

Часы на руке у Санька были. Впрочем, о том, что наступил Новый год, мы узнали по цветным огням фейерверка, который украсил небо над городом, но с нашей многоэтажки был тоже хорошо виден. Мы поздравили друг друга, выпили воды из-под крана (благо, к отоплению, воде и канализации дом уже подключили), закусили нехитрой снедью. Продукты разделили на несколько частей, положили на балкон, чтобы не испортились. В новогоднюю ночь мы, конечно, не спали. Дремали на подоконниках (полусидя – уже в другие дни). За это время мы сдружились. Рассказали друг другу о себе практически все – надо же как-то коротать время.

Обнаружили нас, как я и предполагала, 3 января. На радостях мы разбежались по общагам отсыпаться, отъедаться. Но на следующий день все чин-чинарем вышли на работу.

Два дня под замком не прошли для нас даром. Мы стали встречаться, поняв, что у нас много общего и уже не можем жить друг без друга. Когда девятиэтажку сдавали в эксплуатацию, мы уже были мужем и женой и ожидали в ней свою квартиру. Ее руководство СМУ нам выделило как молодоженам. Вообще-то, по установившимся правилам, новоселы тянули жребий. Отдельно по трех- двух- и однокомнатным (с учетом состава семьи). Нам же решили авансом дать двухкомнатную квартиру, ведь в молодой семье будут дети. По нашей просьбе нарушили традицию и относительно жребия. Мы попросили выделить нам именно ту квартиру, в которой мы встретили первый день 1973 года. Там появился на свет наш первенец.

Вот уже несколько лет живем мы на Кубани. Новый год встречаем с соседями, друзьями, которыми успели обзавес-тись и здесь, детьми и внуками (если те приезжают). И какой бы год ни встречали, обязательно поднимаем бокал за 1973-й, ставший для нас переломным, подтвердившим, что «с кем Новый год проведешь, с тем и по жизни пойдешь».

Светлана и Александр ЛУНЕВЫ.

Станица Динская.

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!