Компьютер и ЛФК
24.09.2018 11:11
Необычный музей или След «Аненербе» в горах Адыгеи
24.09.2018 11:42

Воспоминания, навеянные встречей…

Воспоминания, навеянные встречей…

60 лет спустя

В последние годы много пишут и говорят о встречах выпускников. Возвращение к истокам, к школьной чудесной поре, к юности, к тому перелому в жизни… Порой этого не ощущаешь, а осмыслив, понимаешь, что с получением аттестата зрелости ты – самостоятельный человек.
И почему это мы, влившись после школы в могучую реку жизни, подхваченные ее бурным течением и привыкшие идти только вперед, вдруг почувствовали потребность остановиться, посмотреть вокруг, назад оглянуться, осмыслить пройденное. Почему?
Чтобы найти ответы на эти вопросы, я завел свою старенькую «тройку», сел в нее и поехал на встречу выпускников 1958 года Пластуновской средней школы № 5. На встречу через 60 лет со своими одноклассниками.
Семьдесят пять лет назад по этой дороге прогремела война с фашистской чумой. А после разгрома немецких захватчиков – наше босоногое детство: гоняли коров на пастбище, ходили в райцентр, иногда забегали на бахчу к дедушке Пимону (Пимоненко).
Серая лента асфальтовой дороги бежит под колеса авто, сквозь деревья лесной полосы мелькает, отдавая желтизной, подсолнечник. Ох, эти миллионы веселых солнц, зажженных умелыми человеческими руками! Красота. Душу волнует, радуя, необозримое зрелище: один в один, ровные по росту, с уже раскрывшимися корзинками. Что интересно, все они повернуты на восток лицевой стороной. Цветок солнца.
А вот и место нашей встречи – кафе «Колос». Подошли. А тут – восторги, удивления, объятия и поцелуи. И только слышно: «Толик, Гена, а, Любаша, я тебя не узнал… Стоп, да это ты, Саша?».
К кафе подъезжали все новые авто. Из них выходили пассажиры и направлялись к оживленным, увлекшимся шумным разговором людям. Местные, кто живет поблизости, подходили пешком. Со стороны выглядело, как в весеннее половодье звенящие ручейки собираются в один большой. Вот так и мои одноклассники стекались в один большой ручей под названием – встреча выпускников 1958 года.
Когда все собрались, и эмоциональность разговора несколько снизилась, организаторы пригласили всех в банкетный зал. В помещении со слегка приглушенным светом было прохладно. Вдоль окон установлен длинный стол, вокруг него расставлены стулья. По залу тихо лились песни наших школьных дней, современная музыка.
Организаторы встречи пригласили всех за стол. Не торопясь расселись, по неразгаданному человеческому притяжению друг к другу, не прекращая разговора.
Когда первые страсти шептаний и разговоров несколько стали умолкать, ведущая, она же эпицентр, ядро того действа, которое нас собрало в этом прекрасном зале, той атмосфере, рождающейся и приносящей удивительную радость встречи с детством, юностью и с последующими годами нашей жизни, – Вера Петровна Францова (жена Толика Францова) предложила поднять бокалы за встречу. Поблагодарила, что откликнулись, как бы трудно и тяжело ни было – приехали, пришли, «общаетесь, шумите по-школьному».
После недолгого перерыва поднялась Алла Цышук (Богдан). Она поименно зачитала списки выпускников, которые в разные, а вообще-то, безвременные годы, ушли из жизни в мир иной. Из 10 «А» класса нет с нами сегодня 16 человек, из 10 «Б» –
12. Вечная память, земля им пухом, и по русской традиции помянули своих школьных друзей.
Почтили минутой молчания память наших незабвенных учителей. Их с нами нет. Все ушли в мир иной, а память о них жива и будет жить в наших сердцах. Памятен и их поистине нелегкий труд:
учили нас, вместе выезжали на колхозные поля на прополку, уборку, и средь этой занятости вели домашнее хозяйство, растили своих детей и находили время навестить родителей нерадивых учеников. Были такие.
Из шестидесяти выпускников по жизни идут 32 человека, то есть одного класса недосчитываемся.
Если начать рассказ о каждом из одноклассников, то, пожалуй, газетных полос мало будет. Нужно многотомное издание.
Вот, к примеру, сидят напротив меня девочки из 10 «Б», скромные, спокойные. Шепчутся между собой Надя Величко, Клава Прасол, Клава Лядцкая, Вера Кравченко. Прислушаешься к их секретному застолью, о чем перешептываются прожившие красивую жизнь девчонки, и поймешь: о детях, внуках, правнуках…
А ведь мало кто знает, покупая изделие Новороссийской мебельной фабрики, что в него вложено тепло рук мастера Максименко (Величко).
Еще девчонкой, после окончания техникума, пришла на Динской молзавод Вера Баша (Кравченко). Продукция завода пользовалась большим спросом у населения района, края и других областей страны. В конце 80-х на заводе был освоен выпуск нового продукта, оздоравливающего организм человека. В его внедрение много было вложено труда и профзнаний мастера производства Веры Баша.
Клава Лядцкая свою трудовую жизнь связала с общественным питанием. Окончив институт в городе Красноярске, она в этом же городе курировала работу столовых и ресторанов всего города. А когда пришла незваная беда, авария на Чернобыльской АЭС, она тут же, не задумываясь, вместе с горожанами выехала на ликвидацию случившегося.
Трудовой отрезок жизни у Клавы Прасол и Аллы Богдан заполнен детскими голосами. Обе они – воспитательницы детских дошкольных учреждений.
А Слава Жученко – представитель самой мирной профессии. Он мастер-прораб. С его участием возведено немало жилых домов, производственных зданий и других объектов.
Женя Ендовицкая после окончания школы уехала осваивать Дальний Восток. Вышла замуж, доработала до выхода на пенсию и вернулась на малую Родину, оставив в памяти дальневосточников добрую кубанскую традицию: трудиться на совесть, с огоньком.
Миша Меженный – настоящий хлебороб, мой коллега. Он большую часть трудовой жизни отдал хлебному полю первой бригады родного колхоза «Красная звезда». Коллектив, где он работал, за один сезон собирал пшеницы столько, что можно было бы прокормить хлебом жителей станицы от урожая до урожая. Любовь к хлебу присуща русскому человеку.
Вечер-встреча продолжался. Ведущая предложила рассказать каждому о себе. Начали с Василия Васильевича Пимоненко. Не потому, что он самый высокий из присутствующих, не потому, что грузный, имеет прическу в три волосины, и те белые. А потому, что он сидел первым с правого крыла стола. Только он начал говорить – тут поднимается Клава Лядцкая. С волнением, застенчиво, стала говорить:
– Василий Васильевич, я очень благодарна Вам за то, что я стала видеть. Я последовала Вашему настоятельному совету, полученному, когда была на приеме у Вас. Обратилась в глазную клинику. Мне прооперировали глаз, и я вижу. Вижу, Василий Васильевич! Спасибо! – и тихо присела на свой стул.
Он, Василий Васильевич, с которым я просидел за одной партой с восьмого по десятый класс, не мечтал быть врачом. Все получилось спонтанно. После окончания школы работал до призыва в армию помощником киномеханика в нашем станичном клубе. Освоив показ фильмов, стал интересоваться их созданием. А в ту пору, на его счастье, нагрянула в станицу Пластуновскую съемочная группа «Мосфильма» на съемки эпизодов к трилогии Алексея Толстого «Хождение по мукам».
Обладая способностью быстро сходиться с человеком и находить с ним общий язык, Василий знакомится с главным режиссером Григорием Рошалем. Находят общие интересы и договариваются о поступлении Василия во ВГИК. Но тут подошло время призыва в армию. Отслужил и продолжил действия, направленные на осуществление своей мечты, но не получилось. Не поступив во ВГИК, он возвращается из Москвы в Смоленск, где служил. Не медля подает документы в Смоленский медицинский институт. Пос-
тупает, успешно его оканчивает. В процессе учебы среди сотен красивых, статных, деловых, хозяйственных студенточек находит «самую-самую». Женится. Заканчивают учебу они вместе и приезжают на малую Родину главы семьи. И более сорока лет стояли на страже здоровья земляков врачи Пимоненко.
Не меньшее упорство и стремление осуществить свою мечту проявляла Вера Деомидовна Кулик (Теплякова), окончившая школу с золотой медалью. Ей очень хотелось быть энергетиком, потому как любила физику, уроки которой вела, как в народе говорят, учитель от Бога, Светлана Григорьевна Терещенко. В институт поступить не удалось, решила в техникум. с родителями стала советоваться: папа промолчал, как бы согласен, а мама, нахмурив сердито брови, сказала:
– Старши учаться, и ця тоже туды. А кто робыть будэ?
И пошла меньшая дочь исполнять волю мамы, пасти гусей на колхозной ферме. Через время пригласили в школу на должность старшей пионервожатой. Работает и заочно поступает в пединститут. Преподавала в родной школе уроки химии, пошла по стопам нашего классного руководителя, Анны Степановны Стороженко. Со временем стала директором школы. Получила за свой нелегкий труд звание Заслуженного учителя Кубани, имеет и другие награды. Сейчас на пенсии, занимается любимым делом – огородничеством, садоводством, унаследовав любовь к земле от своих родителей.
Напористость, целеустремленность, умение идти и не сдаваться, присущи выпускникам 1958 года школы № 5 станицы Пластуновской.
Добрый след оставили на земле Паша Божкевич, Гена Бурлай, Валя Попова, Лида Дроздова…
Лида Дроздова – учитель начальных классов. Немало первоклашек она ввела в чудный мир книг, интересных природных явлений, в мир сложения, вычитания, деления и умножения.
Когда подошла очередь «отвечать урок» Толику Францову, то о себе он не сказал ни слова. Его трудовая жизнь прошла у всех на виду. Более 45 лет проработал он учителем. Имеет почетное звание «Отличник народного образования Кубани».
А поделился он воспоминаниями из школьной жизни: «Сдали мы последний экзамен. Собралась группа мальчишек, и пошли за ГЭС, на излюбленное место для купания и отдыха станичников в то время. Место это было в ту пору красивое, живописное: зеленая бархатистая травка покрывала прибрежную полосу; тихая, светлая, вся в мелкой чешуе солнечных бликов водная гладь родной речки, опоясывающей голубой лентой станицу. С противоположного берега, словно заглядывая в воду, неярко отражались утопающие в зелени садов дома и высоко устремленные в голубое небо купола храма.
Мы, члены художественного кружка, часто приходили на это место писать этюды. Приводил нас сюда наш учитель рисования и черчения Иван Трофимович Коваль, талантливейший человек, учитель, друг.
«Искупались, – продолжал рассказ-воспоминание Толик. – И разлеглись на травке, устремив взгляд в голубое, чистое, глубокое небо, и размечтались… Витя Аксенов, Леша Брижак, Женя Рожков решили поступать в военные училища. А Саша Бойко избрал мирную профессию – задумал стать стоматологом. Каждый из них свою мечту осуществил. Женя, Леша, Витя стали офицерами, а Саша – зубным врачом. И каждый прошел по жизни с редкостной преданностью избранной специальности».
За Толиком Францовым «к доске» был вызван я. Начал свой ответ с того, что родился в кормушке. Мама в то время работала на ферме, жили в общежитии, а папа бил фашистов под Ленинградом, Кенигсбергом, Варшавой, гнал их в их логово.
И лишь с приходом отца с фронта переехали жить в станицу. В первый класс заходил дважды, не считая самого первого раза, когда мне разрешили ходить в школу вместе со старшей сестрой. Походив два-три месяца, сбил оскомину и вернулся в омут детского босоногого времени. Второй заход тоже был неудачен.
Проучившись полгода, заболел коклюшем, болезнь продлилась более шести месяцев. И пришлось поступать в первый класс снова. На этот раз без запинки дошел до десятого класса.
Окончив десятый класс, я поступил в мореходное училище. После его окончания работал в Дунайском речном пароходстве. В 1960 году был призван в армию. Служил на седой Балтике. После службы пытался поступить в Новосибирский строительный институт на факультет архитектуры. Специальные предметы сдал на «отлично», на «хорошо» – физику, а на математике «срезался». Вернулся в родные пенаты.
Поступил на работу в районную газету «Трибуна». На работу ходил рано и каждый раз встречался с Николаем Игнатовичем Кондратенко. В тот период он работал вторым секретарем райкома партии. При встрече интересовался, в каком хозяйстве я побывал, как там идут дела. Пожмет крепко руку и заторопится. А тут, в тот памятный день, задал лишь один вопрос:
– Виктор, ты учиться думаешь? Давай, готовь документы, и вместе поедем сдавать их. Учиться тебе надо! – и пошел.
Так я стал ученым агрономом благодаря беспокойству этого прожившего так мало и успевшего сделать так много добрых, славных дел, человека.
Далее вечер встречи сменился разговором с оттенками «а помнишь?..» Вспомнили, как в начале учебного года, в 8-9 классах, вывози-
ли нас на колхозные поля убирать кукурузу. В те времена не было комбайнов для уборки этой зерновой культуры, и ее убирали вручную. Норма была – два рядка, длинных-предлинных. Идешь, обламываешь початки и бросаешь в кучу, и так до конца рядков. С нами всегда была классный руководитель Анна Степановна Стороженко. Она подбадривала нас, отстающим девчонкам помогала. Споро, с перекличкой, в кукурузном поле – как в лесу! Весело выполнишь норму, дойдешь до края поля, выйдешь на дорогу, а вдоль нее тянется голубая лента ежевики, ягода крупная, спелая. Наедимся ее – и в обратный путь, поднимая недоброшенные початки и подправляя кучи.
Тишина. Мои сверстники долго поглядывали друг на друга. Задумались.
С грустью в глазах прощались друг с другом мои однокашники, выпускники Пластуновской средней школы № 5 1958 года. Грустно оттого, что нам уже под восемьдесят лет, а кому и больше.
Мои одноклассники – разные люди, но они нашли в труде свое призвание и человеческое счастье. Они очень непохожи друг на друга, но они поистине красивые люди.
Виктор КАЛИНИН.
Выпускник 1958 года
(10 «А» класса) Пластуновской СОШ № 5, ученый агроном,
член Союза журналистов СССР.