Казаки + казачата
24.09.2018 12:16
Постановление администрации МО Динской район от 21.09.2018 № 1590
24.09.2018 15:44

Комдив Аршинцев (Часть I). Дни обороны

Комдив Аршинцев (Часть I). Дни обороны

Считанные дни остаются до знаковой и особой даты – 75-летия Освобождения Кубани от фашистской нечисти. И мы начинаем рассказ о 30-й Иркутской дивизии и ее знаменитом командующем. Дивизия, которой командовал Б. Н. Аршинцев, воевала на Кубани с первого дня, когда фашисты вступили в пределы края, и до последнего дня, когда изгнали гитлеровцев с нашей родной земли. Особенно напряженными были бои при обороне Краснодара. Дивизия занимала боевые позиции от Динской до Новотитаровской.
Становление полководца
10 августа 1903 года в городе Грозном в семье рабочего-плотника Никиты Аршинцева родился сын Борис, которому суждено было стать выдающимся советским военачальником. В семнадцать лет, в августе 1920 года, вступает он в Красную Армию и отдает ей всю жизнь – 23 года, до последнего своего дня.
Борис Никитич не просто служил. Он постоянно совершенствовал свое боевое мастерство, постоянно учился. В 1922 году окончил командные курсы, а позже – курсы командиров частей особого назначения (ЧОН). Командует взводом, затем отдельной ротой в частях особого назначения на Северном Кавказе. Здесь еще долгие годы после Гражданской войны сохранялась неспокойная обстановка. Постоянные выступления против Советской власти делали службу чоновцев очень тревожной.

Б.Н. Аршинцев.

В 1925 году Б. Н. Аршинцев переведен в части РККА. Он – командир армейского взвода, начальник курса Владикавказской пехотной роты. В 1929 году принимает участие в подавлении антисоветского восстания в Чечне.
Большие знания по теории военного дела дала Борису Никитичу Военная академия имени М. В. Фрунзе – главная кузница высшего командного состава Красной Армии. Он окончил ее с отличием в 1938 году и был направлен служить в ДВК (Дальневосточный край) в Отдельную Краснознаменную Дальневосточную армию, которой командовал в то время прославленный полководец времен Гражданской войны Василий Константинович Блюхер, награжденный еще в 1918 году орденом Красного Знамени № 1 – первый среди советских военачальников.
На Дальнем Востоке в те годы была напряженная и неспокойная военная обстановка. Здесь советская страна держала свои лучшие военные кадры. Многие выдающиеся командиры Красной Армии в довоенные годы прошли в большинстве своем через школу этого военного приграничного округа.
В 1938 году Борис Никитич участвует в боях у озера Хасан, а в 1939 году – на реке Халхин-Гол. В военных столкновениях с японскими милитаристами Б. Н. Аршинцев практически применил свои теоретические знания, полученные в военной академии, приобрел опыт войны с иностранными армиями. А с ноября 1940 года он сам преподает общую тактику в академии имени М. В. Фрунзе.
30-я Иркутская стрелковая дивизия
С началом Великой Отечественной войны Б. Н. Аршинцев назначен начальником штаба 211 стрелковой дивизии. В бой она вступила в ходе трагической для советских войск Вяземской оборонительной операции, с трудом избежала разгрома. С марта 1942 года Борис Никитич командует 16-й стрелковой бригадой 56-й армии. Участвует в оборонительных боях на Таганрогском направлении.
15 июня 1942 года полковника Б. Н. Аршинцева назначают командующим 30-й Иркутской стрелковой дивизии. Это прославленное соединение родилось на полях Гражданской войны. Оно обладало обширными боевыми традициями. В свое время дивизией командовал В. К. Блюхер. В ее рядах командиром полка воевал будущий Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский, сражался Мате Залка, позже известный в рядах республиканцев в Испании под псевдонимом «генерал Лукач». Дивизия еще до войны была награждена двумя орденами Красного Знамени и одним орденом Трудового Красного Знамени, и поэтому именовалась трижды Краснознаменной.
Назначение Бориса Никитича командующим столь известного воинского соединения означало признание его военного таланта. А на самого полковника Б. Н. Аршинцева это накладывало большую ответственность перед командованием, перед армией, перед народом и Родиной.
Летом 1942 года сложилась тяжелая обстановка. Оправившись после сокрушительного зимнего поражения под Москвой, гитлеровцы с новыми силами начали наступление на советскую землю. Их новое стратегическое направление было теперь на юг: Нижний Дон, Нижнюю Волгу, Кубань, Кавказ. Красная Армия, оказывая отчаянное сопротивление, вынуждена была отступать.
30-я Иркутская стрелковая дивизия под командованием Б. Н. Аршинцева участвует в оборонительных боях в Донбассе, на Нижнем Дону. Она отходила от Миуса на Ростов. Во время этого отступления, 23 июля, 256-й полк дивизии в течение дня уничтожил десятки вражеских танков и почти целый полк пехоты. Но все же фашисты заняли Ростов и форсировали Дон. С 25 июля в течение трех дней прикрывала дивизия Б. Н. Аршинцева переправы через Дон в районе Азова. А затем отошла на Краснодарский оборонительный обвод.
На оборонительном обводе
6 августа 1942 года 30-я Иркутская дивизия полковника Б. Н. Аршинцева прибыла на Краснодарский оборонительный обвод, который практически еще не был готов к встрече хорошо оснащенных механизированных соединений врага. Дивизия заняла боевые позиции от Динской до Новотитаровской.
В составе дивизии было 5542 человека. Это меньше половины состава по штатному расписанию. В станице Новотитаровской в состав дивизии вошли только что призванные вчерашние школьники, которых планировали отправить на курсы младших лейтенантов.
Б. Н. Аршинцев выставил на оборонительный рубеж три полка. 35-й стрелковый полк майора Петра Петровича Клименко занял фронт по Краснодарскому оборонительному рубежу от Динской до восточных окраин хутора Карла Маркса, лежавшего вдоль реки Понуры.
256-й стрелковый полк подполковника Алексея Ивановича Ильина занимал позиции левее, от восточной околицы хутора Карла Маркса до западных окраин станицы Новотитаровской. Оба эти полка занимали первый эшелон обороны. В тылу, во втором эшелоне, Борис Никитич поставил 71-й стрелковый полк 26-летнего майора Ивана Максимовича Ковалева.
На правом фланге соединения Б. Н. Аршинцева находилась 349-я дивизия. Ее фронт располагался до Васюринской. А на левом – 339-я дивизия держала оборону до Марьянской. Причем соседние дивизии понесли значительные потери в предыдущих боях, были ослаблены. 30-я Иркутская дивизия представляла основную силу, защищающую Краснодарский обвод.
К краевому центру стремительно продвигались воинские соединения 5-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Вильгельма Ветцеля. Это восемь полностью укомплектованных дивизий, одна из которых – танковая. Превосходство врага в пехотных соединениях было более чем двукратное, а в танках – абсолютное.
На следующий день, 7 августа, противник большими колоннами мотопехоты и танков продвигался к Краснодару через территорию Пластуновского и Новотитаровского районов. Непосредственно на Краснодарский оборонительный обвод наступала 73-я (полностью укомплектованная – 15 тысяч) пехотная дивизия генерал-майора Рудольфа фон Бюнау и 13-я танковая дивизия, которой командовал генерал-майор Троугот Герр. Станицы Старомышастовская, Нововеличковская, Пластуновская, Динская, хутор Красносельский, находившиеся на внешней стороне обвода, были захвачены фашистами.
К переднему краю обороны советских войск на оборонительном обводе подошли разведывательные подразделения противника. Боевое охранение вступило с ними в бой. В полдень на правом фланге дивизии Б. Н. Аршинцева, между станицами Пластуновской и Динской, на участке, который занимал 35-й стрелковый полк майора П. П. Клименко, завязался бой. Красноармейцы в бою с фашистскими разведчиками уничтожили около 70 солдат противника, подбили два танка, две автомашины, два мотоцикла. В других местах весь день противник прощупывал нашу оборону, пытаясь найти наиболее уязвимые места. Он сделал попытку проникнуть вглубь нашей обороны на участке 256-го стрелкового полка подполковника А. И. Ильина, на стыке двух батальонов северо-восточнее Новотитаровской. Но советские воины дали здесь фашистским автоматчикам отпор.
Под вечер 8 августа, в половине шестого, противник прорывается внутрь нашей обороны левее позиций Б. Н. Аршинцева, через боевые порядки 339-й стрелковой дивизии. Он вводит в прорыв значительные силы и через хутора Осечки, Примаки выходит на северо-западную окраину Краснодара.
Комдив Б. Н. Аршинцев посылает навстречу вошедшим в город гитлеровцам подвижную группу под командованием майора
Георгия Федоровича Малолетко. Эта группа, в которую входил кавалерийский эскадрон, моторизованная рота и заградительный отряд, должна контратаковать фашистов и не допустить их дальнейшего продвижения к центру города. Но сил этих было недостаточно. Только на короткое время фашисты отошли к Воронцовской, но позже возобновили свое движение к городу.
В это же время подвижные части 1-й танковой армии генерал-полковника Эвальда фон Клейста ворвались в Майкоп и предприняли яростные атаки на Туапсинском направлении, пытаясь выйти к побережью Черного моря. Таким образом, когда воины Аршинцева начали уличные бои в Краснодаре, фашисты на правом фланге зашли глубоко в тыл нашей армии и угрожали обойти Краснодар с юго-востока.
Бои за Краснодар. Неожиданный удар
За ночь гитлеровцы накопили крупные силы, и на рассвете 9 августа 1942 года начинают занимать город. В 5 часов утра с запада, со стороны Елизаветинской, в Краснодар ворвались вражеские мотоциклисты. Их сопровождала большая колонна танков. Они дошли до Яблоновского моста, который был взорван, и форсировать сходу Кубань фашистам не удалось.
В это время другая фашистская танковая колонна прошла к вокзалу, а оттуда к Карасунским озерам. Немцы пытались пройти через Дубинку к Пашковской переправе, единственному мосту, по которому отступающие
войска Красной Армии могли отойти на левый берег Кубани. Фашистские танки были остановлены у железнодорожного виадука и на Карасунской Дмитровской дамбе.
Комдив Б. Н. Аршинцев решает выбить противника из города и прикрыть Пашковскую переправу. С этой целью он организовал ударную группу, в которую вошли остатки 71-го полка майора И. М. Ковалева, армейские курсы младших лейтенантов под командованием майора Г. Ф. Малолетко и войска местного Краснодарского гарнизона, которыми командовал полковник Викторов.
Аккуратные немецкие штабисты и интенданты уже переводили в занятую часть города тыловые и штабные службы. И в это же время советские подразделения, вошедшие в ударную группу, продвигались вдоль Ростовского шоссе. Они сосредоточились в садах поселка Калинина, около завода измерительных приборов, в Первомайской (ныне Чистяковской) роще, у старого скифского кургана (сейчас кинотеатр «Аврора»). Отсюда они двинулись к центру города. В полдень, неожиданно для немцев, наши войска встретились с гитлеровцами на пересечении улиц Красной и Буденного. Здесь только что прошли фашистские танки, а теперь хозяйничали тыловики. Завязались уличные бои. Советские воины громили штабы и тыловые фашистские подразделения, которые благоустраивались в городе. К вечеру эта ударная группа полностью освободила центр города и его северо-восточную часть. Было уничтожено до 600 гитлеровцев, в том числе один генерал, 8 танков, разгромлено два штаба, захвачено 14 легковых автомобилей. К ночи была очищена от фашистов и южная часть Краснодара.
После удачного налета ударной группы на фашистов в городе в уличные бои вступил 256-й полк подполковника А. И. Ильина, который еще в ночь с 8 на 9 августа покинул Новотитаровскую и хутор Карла Маркса. Это создало благоприятные условия и для действий 35-го стрелкового полка П. П. Клименко. Он покинул оборонительный обвод и через Лорис отошел к станице Пашковской, чтобы организовать здесь оборону переправы. Через нее в это время непрерывным потоком шла эвакуация людей и техники.
В это время фашисты предприняли еще одну попытку не допустить отхода советских войск по Пашковскому плашкоутному мосту. Танки гитлеровцев устремились на Пашковскую, чтобы прорваться к переправе и сокрушить штаб дивизии Б. Н. Аршинцева, который размещался в станице. Танки шли двумя колоннами. Одна колонна – от Динской, через позиции 1171-го полка (349-я дивизия), прикрывавшего поселок Агроном. Другая колонна двигалась через позиции 1173-го полка по шоссе Васюринская – Краснодар. Часть этих полков вынуждена отойти к Пашковской, чтобы прикрыть ее.
10 августа 71-й стрелковый полк майора И. М. Ковалева и 256-й полк подполковника А. И. Ильина продолжали сражаться в центре города, около железнодорожного вокзала. Напряженные бои с фашистскими танками разыгрались на Дубинке. Гитлеровцы пытались пробиться в восточную часть города, перекрыть нашим войскам отход через Пашковскую переправу. Мужественно сражались полки дивизии. В 71-м полку личного состава оставалось не более 25-30%. Не лучше было положение и в другом полку. Испытывая недостаток в боеприпасах, находясь в полуокружении, воины этих двух полков дивизии Б. Н. Аршинцева пытались помочь 35-му полку не допустить врага к плашкоутному мосту.
Немцы пытались выбить подразделения Красной Армии, прикрывавших подступы к реке. Защитники переправы находились в тяжелом положении. Не хватало боеприпасов, личный состав нес большие потери от непрерывного огня противника, от налетов его авиации. С утра 25 фашистских танков и 2 батальона пехоты атаковали позиции 35-го полка. Они снова двигались со стороны Динской. Полк П. П. Клименко, в ротах которого оставалось по 15 -20 бойцов, вынужден был отойти вплотную к станице Пашковской. Здесь полк занял оборонительную позицию, закрыв врагу доступ к переправе.

Юрий БОДЯЕВ.
Писатель, историк-краевед.
Станица Динская.

(Продолжение следует).