Постановление администрации МО Динской район от 22.11.2018 № 1965
23.11.2018 14:04
Двухкамерная съемка
23.11.2018 17:48

Он обнял меня и заплакал …

Он обнял меня и заплакал …

Сегодня, 23 ноября, исполняется пять лет со дня смерти Н. И. Кондратенко. Как любая книга состоит из страниц, разделов, иллюстраций, так и судьба человека складывается из отдельных, на первый взгляд, незначительных поступков, по которым его можно охарактеризовать. О таких небольших эпизодах из жизни Николая Игнатовича Кондратенко я и хочу рассказать.

«Я туда не пойду»
Весной 1977 года пленум Динского райкома КПСС избрал первым секретарем своего земляка, Николая Игнатовича Кондратенко. Прежний руководитель, Иван Ананьевич Зубенко, ушел на повышение в край, оставив не так давно построенный новый особняк. Естественно, как это и было принято, жилье должно перейти его преемнику. Но не тут-то было. Николай Игнатович заявил: «Я туда не пойду, это не квартира, а детский сад!».
Председатель райисполкома Василий Иванович Прокопов, опытнейший руководитель, по натуре тоже скромный, согласился с доводами первого секретаря райкома и предложил другой вариант. Новый дом в двух уровнях, на две семьи с директором откормсовхоза.
– Сюда надо заселить многодетные семьи, а не нас! – резко ответил первый.
На этот раз председатель райисполкома с ним не согласился, да и других вариантов на тот момент просто не было.
Николай Игнатович, окунувшись в дела, работал день и ночь. К тому же, в короткий срок необходимо было провести пленум, который должен был определить задачи партийных организаций района в свете решений ХХV съезда КПСС. По всей видимости, Кондратенко надоело мотаться между Краснодаром, Пластуновской, Динской и он все же решил остаться ночевать в новом доме. Намного позже, когда речь заходила о газификации станиц и хуторов, Николай Игнатович вспоминал о той первой ночи, проведенной в новом доме.
– Проснулся утром – в доме тепло, светло. Наше детство ведь было какое: учили уроки при лампах, топили печку соломой. С вечера как будто тепло, а утром проснешься, а одеяло к стене примерзло, вылезать наружу не хочется…


«Если бы вы знали, кого везете…»
Работал Николай Игнатович без выходных. Жалея своего водителя, он в воскресенье сам садился за руль «Волги» и объезжал поля, фермы, встречался с руководителями на местах.
Одевался просто, носил кепку, и те, кто его еще не знал в лицо, принимали за водителя. Вот в один из выходных дней и произошел с ним такой случай, о котором до сих пор вспоминают старожилы с улыбкой.
– Еду я в воскресенье, смотрю, у поворота на Новотитаровскую стоит дамочка. Я женщин вообще никогда не подвожу. А тут с ребенком, надо подвезти, – рассказывал Николай Игнатович. – Доехали до Новотитаровской, и я сказал, что дальше не еду. На что дама с пренебрежением заметила: «Если бы вы знали, кого везете, то меня бы в станицу Воронцовскую до самого дома довезли».
– Кого же я везу?
– А я жена главного зоотехника колхоза имени Крупской! – с высокомерием ответила женщина.
– Ну и что?
– Да кому надо выписать кабанчика, телочку, то все обращаются к нему, ну и ко мне, конечно, можно…, – дама с высокомерием захлопнула дверцу автомобиля.
На следующее утро, в понедельник, все руководители хозяйств были вызваны в большой зал райкома. Николай Игнатович с возмущением рассказывал о вчерашнем случае и потребовал немедленно направить в этот колхоз ревизионную комиссию и выяснить, кто посмел разбазаривать колхозную собственность. Подобные ревизии были проведены и в других хозяйствах района.
«Культурная» планерка
Старожилы-строители и сейчас часто вспоминают, как в Старомышастовской возводили комплекс по выращиванию нетелей.
Грандиозный объект долго вынашивал в своих планах Николай Игнатович, но воплощение в реальность оказалось не быстрым и трудным. Я тогда работал инструктором промышленно-транспортного отдела райкома партии. На возводимом объекте регулярно проводились планерки на всех уровнях со скандалом, матом, грубо и безбожно
оскорбляя друг друга. На одной из таких планерок Николай Игнатович решил в дальнейшем общаться культурно. Вот как он об этом вспоминал несколько лет спустя: «Проводя предновогоднюю планерку на строительстве огромного комплекса, я «перестроился» и настоял на том, что больше применять «крутые» выражения друг к другу не будем. Спокойно изложил, что делать подрядчикам, субподрядчикам, заказчику и проектировщику, обозначил сроки, и будьте доб-
ры – выполняйте. После праздника снова собрались на планерку. И обнаружили нулевой результат! В гневе я хватил до… «твою хату мать!» Круче я не ругался. В зале – гробовое молчание. И вдруг спокойным, тихим голосом опытнейший руководитель «Чернобыльстрой» Виктор Петрович Рыбалко изрек: «Да вы, Николай Игнатович, сами виноваты. Расшаркались на прошлой планерке «не будем ругаться, не будем». По большому счету мы ничего не поняли, что делать. Разве так можно? А теперь все доходчиво поставлено на свои места, мы исправим положение». Все согласно закивали головами».
Вспоминаю я об этом с большой грустью. Потому что огромный комплекс в дальнейшем не нашел своего должного применения. Развалилась и мощная организация «Чернобыльстрой». Ушел из жизни легендарный ее руководитель, Виктор Петрович Рыбалко, заслуженный строитель России. Царство ему небесное. Работать с Николаем Игнатовичем было сложно, но и приятно. Все получали удовлетворение от своего труда. Району присваивается звание «Высокой культуры земледелия». Лично С. Ф. Медунов вручает Красное знамя ЦК.
В 1982 году Николай Игнатович был назначен генеральным директором Северо-Кавказского объединения сахарной промышленности, но связь с земляками не прекращал.
Местные ГКЧПисты
Тем, кто родился в девяностые годы, сегодня по двадцать и более лет. То есть, выросло новое поколение. А нам, взрослым, кажется, что было это недавно, и еще не успели зарубцеваться душевные раны, нанесенные всевозможными перестройками, ГКЧП, экономическими реформами…
В августе 1991 года постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР Н. И. Кондратенко был освобожден от должности председателя Краснодарского краевого Совета за поддержку антиконституционной деятельности. И, как это стало заведено, попали под «обстрел» и мы, главные редакторы газет края. Наш земляк Н. И. Кондратенко долго и мучительно переживал это трагическое событие. Кристально чистый, честный и порядочный руководитель оказался в невероятной ситуации.
Человек от земли, его тянуло тогда на Родину, к коллегам, товарищам. И мы встречались на полевых станах в Пластуновской, Нововеличковской, Новотитаровской. Поддерживали Николая Игнатовича, как могли. Ему тогда торопиться было некуда. Он рассказывал о различных встречах с известными людьми. И все-таки, нет-нет, да и вернемся к этим треклятым ГКЧПвским дням.
«Самым мучительным оказалось для меня, – вспоминал Кондратенко, – как объяснить собственным сыновьям, что их отец ничего плохого не сделал против народа и Отечества. Порой волком выть хотелось. Впервые в жизни оказался под следствием. Да еще с таким тяжким обвинением – в измене Родине. Нашли «изменника», всю жизнь пропахавшего в сельском хозяйстве, начиная с рядового колхозника…».
Позже все были восстановлены в прежних должностях, а некоторые даже получили повышение.
Прощание с мамой
Закрутилась, завертелась и бурная жизнь Николая Игнатовича, избранного губернатором Кубани. Стали встречаться гораздо реже. Помню печальный день, когда умерла мама Николая Игнатовича – Наталья Егоровна. Я тогда работал в администрации района. Шквал звонков раздавался вечером отовсюду, спрашивали, как проехать. Адрес, номер дома. Рано утром я приехал в Пластуновскую, меня встретил Николай Игнатович. «Вот видишь, Анатолий, все нам некогда, и очень жаль, что приходится встречаться вот только по таким случаям». Он обнял меня и заплакал…
Анатолий ЦЫМБАЛ.
Председатель совета ветеранов госучреждений района.
Заслуженный журналист Кубани.