Боевые знамена – школам
05.07.2018 11:02
Кондратьев: За реализацию каждого экономического проекта будет отвечать конкретный человек
05.07.2018 16:19

«Рисовые» испытания

«Рисовые» испытания

Через пять дней заводу «Будмар» (ранее Васюринский завод ЖБИ) исполнится 50 лет! А мы продолжаем рассказ о разных периодах работы завода с В. М. Очередько, бывшим директором предприятия.
– Вячеслав Михайлович, говорят, что когда всесильный правитель края Сергей Федорович Медунов повел кампанию, направленную на получение Кубанью 1 миллиона тонн риса в год, на заводе начали происходить необычные события. И с этим как-то связано начало производства деталей для крупнопанельных домов…
– Изначально в системе «Главкубаньрисстроя» было два строительных подразделения: Управление строительства «Краснодарводстрой» и трест «Краснодаргидрострой». Кстати, интересная историческая справка: Управление строительства «Краснодарводстрой» – одно из старейших предприятий Краснодарского края, деятельность которого ведется с 1929 года, когда было создано Управление мелиорации Прикубанских и Приазовских плавней (кратко именуемое «Плавстрой»). Возглавил «Плавстрой» Дмитрий Петрович Жлоба, герой Гражданской войны. Благодаря ему, а также ученым С. Ю. Витте и Е. М. Шумакову, была заложена основа Кубанского рисосеяния.
Тресты «Краснодаргидрострой», «Приазоврисстрой» и «Промжилводстрой» в результате известных в стране событий упразднены, а Управление строительства «Краснодарводстрой» работает и сегодня, его сохранили как историческую память. Но вернемся к нашей теме. Необходимость в строительстве возросла, и в «Главкубаньрисстрое» были созданы еще два треста – «Приазоврисстрой», – в городе Славянске-на-Кубани, и «Промжилводстрой» – в поселке Энем. Объем строительных работ в Краснодарском крае
и Адыгейской АО вырос, а следовательно, увеличилась потребность в строительных конструкциях. Было принято решение: на Васюринском заводе ЖБИ построить новый комплекс производства сборных железобетонных конструкций для промышленного и гражданского строительства. В результате появились корпус формовочного производства – пять пролетов (длина 126 метров, ширина каждого по 18 метров, и высота до головки подкранового рельса 8.15 метра); корпус арматурного производства – два пролета (ширина по 18 метров каждый); склад готовой продукции цеха комплектации и отгрузки продукции потребителям из трех пролетов (по 18 метров каждый); комплекс бетоносмесительного цеха с четырьмя бетоносмесителями. Я так подробно говорю об этом, чтобы читатели могли мысленно представить грандиозность этого сооружения. На то время это первый в крае комплекс строительной индустрии такого объема. Он предназначался для производства 100 000 м3 сборных железобетонных конструкций для общего строительства.
24 февраля 1974 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли Постановление «Об ускорении работ по освоению Приазовских плавней для дальнейшего увеличения производства риса в Краснодарском крае». Было решено построить и ввести в эксплуатацию за 1974 – 1980 года 100 тысяч гектаров новых рисовых систем и довести производство риса в крае до одного миллиона тонн в год. На решение этой задачи работала практически вся Кубань.
– И как же удалось добиться этого результата?
– Освоение Приазовских плавней велось комплексно. В новых хозяйствах параллельно с сельхозпроизводственным строительством нужно было возводить жилые дома и инфраструктуру к ним. Если дома строить из кирпича, то поставленное Правительством задание не будет выполнено. И тогда на Васюринском заводе ЖБИ организовали производство полного комплекта деталей для домов серии 135. Автор этой серии – КБ по железобетону им. А. А. Якушева ГОССТРОЯ РСФСР, город Москва. Институт Кубаньгипроводхоз разработал проект технологических линий для производства в четырех пролетах полного комплекта деталей для жилого дома серии 135. Ранее для обеспечения строительства завода были созданы ПМК-15, начальник Л. М. Крупник, и автоколонна № 4, начальник Н. Д. Черных. Начался монтаж технологических линий в пролетах в соответствии с проектом. Комплекс крупнопанельного домостроения ввели в эксплуатацию в 1976 году.
– Как отразилось это на жизни коллектива завода?
– Очень тяжело. Коллектив завода состоял из 200 человек. Для обеспечения работы нового комплекса требовалось 500 работников. Мы разместили объявления в соседних станицах Старокорсунской и Воронежской, а также в селе Первореченском. Откликнулись всего около 60 человек. Тогда краевая власть определила на завод военных строителей и условно освобожденных осужденных из мест заключения. Представляете, какой конгломерат получился, под какое влияние попал существующий коллектив? Но задачу создания 100 000 гектаров рисосеющих хозяйств надо было решать. Начальники и мастера цехов, партийная, комсомольская и профсоюзная организации работали на всю мощь, чтобы удержать такое количество вновь принятых людей в определенных рамках поведения трудовой и технологической дисциплины. Параллельно велась работа по привлечению вольнонаемных. В течение полутора лет приняли на работу необходимое количество сотрудников и отказались от военных и условно освобожденных. Но дух аморального поведения остался процветать в коллективе. После каждой зарплаты завод пару дней, как выражались в народе, гудел, работники стали пить. За нарушение трудовой дисциплины – нахождение на предприятии в нетрезвом состоянии – всем нарушителям руководство объявляло замечания, выговоры, а затем и вовсе увольняли с позорной записью в трудовой книжке.
– И как боролись с этой проблемой?
– В то время, кроме начальника цеха, я занимал должность председателя заводского комитета профсоюза. Отлично помню одно из заседаний профкома. Поучительный был опыт. Начальники цехов доложили директору завода о поведении сотрудников, которые приходят на работу в нетрезвом состоянии, уже имея по строгому выговору. Директор написал в заводской комитет профсоюза ходатайство разрешить ему уволить таких нарушителей дисциплины. Их было пять человек. В начале заседания они вели себя развязно, но потом стали просить не выгонять их, да еще и с такой постыдной записью в трудовой книжке. Несмотря на это, комиссия приняла решение уволить нарушителей. Буквально на следующий день поведение остальных работников резко изменилось. Те, кто участвовал в застольях, бросили подобные компании. Кто знал, что не сможет себя контролировать, написали заявление об увольнении по собственному желанию. Вот так, в буквальном смысле слова, коллектив «отрезвился».
– Скажите, а изделия для крупнопанельных домов отличаются чем-то от обычных сборных железобетонных конструкций?
– Да, и существенно. Технология изготовления обычных ЖБИ значительно проще. На каждое изделие – одна марка и один вид бетона. К качеству поверхности деталей жилого дома ГОСТ предъявляет более строгие требования. И по конструкции изделия значительно сложнее. Дом состоит из панели наружных стен. Под их производство отведен один пролет формовочного корпуса. В начале в металлоформу надо уложить бумажные ковры с декоративной отделкой фасада дома. Потом слой мелкозернистого морозостойкого бетона, на него уложить объемный арматурный каркас, затем теплоизоляционный слой и сверху слой раствора. Незнающему человеку это трудно усвоить, но заводчане, кто работал ранее и трудится сегодня, профессионалы своего дела, такие как работники бригад формовщиков Александр Попов, Виктор Завадский, Александр Коваленко и Виктор Покорук, когда будут читать
статью, все поймут.
Верхний слой из раствора – это поверхность стены внутри комнаты. Она должна быть готова под наклейку обоев. В составе бригады формовщиков есть и штукатуры. Их задача –
сделать эту поверхность так, чтобы на строительной площадке, при отделке дома, не было никаких «мокрых» процессов. Детали с завода приходят на стройплощадку с максимальной заводской готовностью. В этом и заключается преимущество крупнопанельного домостроения.
Следующий вид изделий – панели внутренних стен и панели перегородок.
Расскажу теперь и про бетоносмесительный цех. Для изготовления сборных железобетонных изделий применяется бетонная смесь, которая потом превращается в бетон. Его прочность характеризуется маркой.
– Расшифруйте, пожалуйста, термин «марка».
– Марка бетона – это предельное количество килограмм нагрузки, воздействующей на 1 см2 поверхности изделия, не разрушая ее. На заводе применяют бетоны марок 50, 75, 100, 150, 200, 300, 400.
Для получения заданной марки в заводской лаборатории расчетом определяют состав бетонной смеси. Его нужно определить безошибочно. В бетоносмесительном цехе есть дозаторное отделение, оборудованное специальными дозаторами. Первыми операторами этого отделения были Л. Сахарова и А. Напольских. Далее разработанный в заводской лаборатории состав бетонной смеси оформляется в виде дозировочной карты, утверждается главным инженером завода и выдается дозировщику. От дозировщика требуется высокая дисциплинированность в точности дозирования. При формовании изделия одновременно изготавливаются из этой же бетонной смеси и контрольные кубики. Набирают прочность они в одинаковых с изделием условиях. На следующий день кубики испытывают в заводской лаборатории на специальном прессе, это сразу показывает качество работы дозировщика. Излишняя прочность изделий ведет к перерасходу компонентов, недостаточная прочность – приводит к браку.
Беседовала
Елена ДРОЗДОВА.
(Продолжение следует).

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!