План антинаркотических мероприятий на ноябрь 2019 года
25.10.2019 11:14
Юные кубанцы примут участие в федеральном проекте «Культурный норматив школьника»
25.10.2019 14:20

Газетная строка, соединившая народы…

Газетная строка, соединившая народы…

Встречи, о которых хочется помнить всю жизнь, происходят нечасто. Но нам повезло на 23 форуме современной журналистики «Вся Россия-2019» стать участниками презентации книги Владимира Снегирева «Миссия невыполнима? Антиучебник журналистики», вел которую Владимир Сунгоркин, главный редактор «Комсомольской правды».
Владимир Николаевич Снегирев почти двадцать лет трудился в «Комсомольской правде», пройдя путь от корреспондента до заместителя главного редактора. Возглавлял ряд известных газет «Собеседник», «Метро» и журналы «Вояж». Представлял советские газеты в Афганистане в период противостояния советских
войск и моджахедов. Освещал события в горячих точках: Ираке, Приднестровье, Ливии, Сирии, Египте, Палестине, Косове, Северном Кавказе и Закавказье. Был одним из организаторов и участников полярной экспедиции «Комсомольской правды», в настоящее время – корреспондент «Российской газеты» в Праге (по странам Центральной и Восточной Европы). Автор многих книг, в том числе, переведенных и изданных в США, Канаде, ФРГ, Чехословакии, Афганистане и других странах.
В своей новой книге Владимир Снегирев дает честный ответ на вопросы: что же произошло с современной журналистикой? И куда мы пришли, соединившись с властью бизнеса и пиар-службами? И ответ этот для многих будет неприятен. Но зато он честный, призывающий к действию.
В «Миссии» очень ярко показаны судьбы и нравственный стержень журналистов, чьи заметки, статьи, репортажи еще совсем недавно били правдой, вдохновляли и заставляли переживать всю нашу большую страну: Анатолия Агроновского, Ярослава Голованова, Юрия Роста, Василия Пескова, Инны Руденко, Бориса Резника, Алексея Аджубея.
А еще, читая книгу, проходя через осмысление событий истории и политики, понимаешь главное в отношении государств и народов – это простые люди, которые, порой, идя наперекор пропагандистской шелухе, своими поступками ставят заслон всякого рода националистам и междоусобным войнам. Вот только одна из историй, рассказанная Владимиром Снегиревым:
«Летом далекого 1981 года «Комсомолка» опубликовала мой очерк «Последний бой Фазили». Речь в нем шла о 16-летней афганской девочке, которая поверила в идеалы демократической революции и пошла отстаивать их с винтовкой в руках. Напомню, тогда в жестком противостоянии там схлестнулись две силы: одна ратовала за немедленные прогрессивные реформы, другая хотела
оставить страну во тьме средневековья. Историю погибшей Фазили в Герате поведал мне ее брат, капитан афганской дивизии Мухтар.
И кто же знал, что эта публикация станет звеном в цепи необыкновенных событий, которые продолжаются по сию пору.
В Кабул из редакции мне переслали письмо, которое пришло из далекой азербайджанской глуши, от четы учителей Надира и Гюльназ Зейнал-Заде. Они писали, что у них родилась дочка и они, прочитав очерк, решили назвать ее Фазилей. Муж и жена просили через меня раз­ыскать Мухтара и сообщить, что его сестренка жива, только адрес у нее теперь – маленькая деревня в Нагорном Карабахе. Но это легко сказать – разыскать капитана в воюющей стране. После долгих мытарств я нашел его в зоне племен, под городом Гардез. Он был уже майором, много пережил на войне, но, когда я показал ему письмо из Азербайджана, Мухтар не смог сдержать слез: так его это пробило.
Через три года он приехал в Москву в военную академию на трехмесячные курсы. И мы отправились вместе на Кавказ. Даже сейчас помню – район назывался Кубатлы, а деревня Караджаллы. Ночь на поезде от Баку, потом несколько часов на машине по горным серпантинам. И там Мухтар встретился со своей сестренкой Фазилей. Весь Азербайджан узнал об этой истории: газеты о ней писали, телевидение показывало.
Я написал повесть про Фазилю, которая вышла в «Молодой гвардии», потом ее издали в нескольких наших республиках, перевели в Афганистане. Погибшая девочка на годы стала национальной героиней для тех афганцев, которые нам поверили. Ее именем назвали проспект в Герате. Про нее сочиняли стихи и песни. А живая маленькая Фазиля, ни о чем не догадываясь, росла в азербайджанской глуши.
Затем была бойня в Карабахе, учителя Надир и Гюльназ стали беженцами и в итоге осели на берегах Днепра. Мухтар дослужился до генерала, а когда моджахеды
захватили Кабул (1992 год), он в отличие от большинства других партийных и военных не уехал из страны. И мне сказал тогда в Кабуле, прощаясь (думали, навсегда): «Останусь на родине, и будь что будет».
Когда спустя десять лет уже после изгнания талибов, я снова смог приехать в Афганистан, то первым делом разыскал Мухтара. Чудо: он жил в том же панельном доме на первом этаже, в той же квартире. Мы встретились, обнялись. Он сидел на полу, поджав под себя ноги, весь седой, с черным, словно у мулата, лицом и пытался за один вечер рассказать мне все, что случилось с ним с тех пор, как мы расстались.
Отбыл срок в тюрьме при моджахедах, потом еще раз при талибах. Но ни на что не жаловался. От прошлого не отрекся. Как верил в свои идеалы, так и верит. Все девять его детей выросли, получили хорошее образование. Журналист, юрист, врач, банковский менеджер…
Я рассказал ему про Фазилю, с которой все эти годы не прерывал связи.
Прошло еще время. Фазиля выучилась, вышла замуж за турка и теперь живет в Анкаре. Очень грамотная, очень целеустремленная, очень красивая. Родила дочку. Но самое удивительное заключается в том, что и по сей день ее связывают тесные узы с семьей Мухтара: по скайпу она регулярно говорит с ним, а два сына Мухтара, которые учились в Турции, стали ее назваными братьями. И я регулярно с ней разговариваю, благо, теперь есть скайп, ватсап и Фейсбук.
«Дядя Володя», – когда я слышу звонкий девчачий голос, комок подступает к горлу. Получается, через газету, через «Комсомольскую правду», все мы стали родственниками – на всю жизнь. Афганец Мухтар, его погибшая сестра и его сыновья, азербайджанцы Надир, Гюльназ и Фазиля, я – русский журналист».
Подготовил
Виталий УШКОВ.