Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
АО “Рассвет” приглашает на работу!
28.10.2022 09:23
Мобильная приёмная губернатора в Динской
28.10.2022 09:25

Леонид Воробьев: «Мы стали мужчинами в этих штормах!»

Леонид Воробьев: «Мы стали мужчинами в этих штормах!»

Живет в поселке Зарождение Леонид Михайлович Воробьев, необыкновенный человек, в прошлом моряк-подводник, геолог, охотник, атаман Кочетинского ХКО, а ныне писатель – поэт и прозаик .

15 октября, в честь Дня образования Кубанского казачества, Леонид Михайлович получил наградной знак отличия, как первый атаман Кочетинского казачьего общества.
Родился Леонид Михайлович в 1955 году в Башкирии. В 1968 году семья переехала в Сибирь, и потому большая часть его жизни прошла в Иркутской области, в поселке Мама. Оттуда призвался на действительную военную службу с 1973 по 1975 годы в Тихоокеанский флот на атомную подводную лодку 675 проекта, предварительно пройдя подготовку в учебном отряде подводного плавания в поселке Тихоокеанском, находящемся между Владивостоком и Находкой. Конечно, три года службы в морской стихии закалили на всю жизнь и сыграли огромную роль в становлении личности Леонида. Ведь в штормах юные ребята превращались в настоящих мужчин со стальным характером. Дважды ему объявлялся отпуск с выездом на Родину.
– Леонид Михайлович, расскажите, что было самым сложным в годы служения морской стихии? Каково это, находясь на «глубине», одновременно ощущать, что ты на «высоте», и от тебя зависит многое?
– Пребывая под водой, рискуешь каждый день! Вообще, в нашей жизни все так построено, что сверху вниз гораздо проще спуститься, нежели подняться снизу вверх – ну, если философски подходить к вопросу. И каждое погружение в воду – неимоверный стресс даже для самых сильных духом. Есть у моряков «Руководство по борьбе за живучесть» – основной документ, по которому регламентирована вся деятельность подводников. Там прописано, что если в одном из отсеков лодки что-то случается, то он герметизируется вместе с соседними во избежание распространения пожара или подтопления на все судно, и оттуда уже никому не выбраться… И здесь приходят на ум слова капитана М. И. Гаджиева, Героя Советского Союза: «Нет нигде такого равенства, как перед лицом смерти, где все либо погибают, либо побеждают – и остаются в живых!» В мой приход в дивизию в 1973 году произошел, к сожалению, трагический случай. 14 июня гвардейская атомная ракетная подводная лодка К-56 проекта 675, входившая в состав 26-й дивизии Тихоокеанского флота, возвращалась с задания в Японском море, где выполняла зачетные ракетные стрельбы в районе боевой подготовки. А из города Владивостока вышло в плавание в широких высотах научно-исследовательское судно «Академик Берг» и протаранило подводную лодку.
В результате столкновения 14 июня 1973 года надводного и подводного судов «Академик Берг» и АПЛ К-56 вблизи мыса Поворотный в заливе Петра Великого погибло 27 членов экипажа подлодки.
Часть экипажа спаслась. Виновными в трагедии объявили тогда многих – мертвых и живых, проявивших беспечность. Споры о том, чьи действия на самом деле привели к столкновению – командования К-56 или «Академика Берга», – ведутся и по сей день. Страшно было все это осознавать и воспринимать, вступая в ряды «морских волков». Но на то она и военная подготовка, чтобы делать из юнцов настоящих бойцов! Ко всему привыкаешь, а главное, понимаешь: ты обязан отдать дань Родине, как это делали деды и прадеды, и только ты, здесь и сейчас, каждую секунду своей жизни, спасаешь свое государство!
– Какая зона ответственности была у Вас на судне?
– Я служил главным корабельным старшиной. На дежурстве, когда АПЛ загружалась ядерным оружием и погружалась на глубину, мы в постоянной готовности контролировали передвижение американских авианосцев, базировавшихся в японских портах. Подконтрольно мне было достаточно интересное слаботочечное оборудование – система размагничивания лодки. Это устройство размагничивало наведенные к лодке токи – обмотку. И в зависимости от местонахождения «раскладушки», по указу штурмана, я запускал процесс, который делал ее, когда это было необходимо, невидимой в «подводном царстве».
Причиной возникновения магнитного поля подводной лодки является действие магнитного поля Земли на ее корпус, выполненный из ферромагнитного материала, из-за чего судно легко обнаруживается специальными приборами.
– Как долго продолжался каждый поход? Наверное, время в море длится вечно – вдали от земли и вообще, от родных мест?
– По два-три месяца пребывали в море, при острой необходимости на короткое время заходили в заводь, загружали торпеды опытного образца, запасались водой, ремонтировали судно. Конечно, хотелось на берег и домой. В первый отпуск на 60 дней ездил на малую Родину. Но после для себя решил во второй раз в такой отпуск не идти, так как по возвращении сложно входить в колею…
– Как сложилась Ваша жизнь дальше, после армии?
– Благополучно отслужив и вернувшись домой, по направлению поступил на рабфак при Иркутском политехническом институте и закончил его по специальности «горный инженер». Так, я много лет проработал в геологоразведочных предприятиях, был техническим руководителем подземных и открытых буровых работ. Здесь встретил в 1979 году свою половинку – прекрасную девушку Ирину, тоже геолога, с которой позже создали семью. Благодаря общим интересам семейные узы крепчали, несмотря на то, что работа была связана с тайгой и экстремальными условиями проживания в ней. Встречи с медведями были не редкими… Еще занимался по договорам с государством промысловой охотой на соболя и других пушных зверей, что давало валюту Советскому Союзу. Вся Америка тогда ходила в советских дорогих мехах! Пока не наступила перестройка, после чего все кардинально поменялось, и наши поселки стали разваливаться, как и предприятия, и весь налаженный быт. В начале 90-х у нас с супругой было уже трое детей – два сына и младшенькая доченька, и на мне, конечно, лежала вся ответственность за их будущее. Проработав долгие годы в районном центре на горно-обогатительном предприятии «Мамслюда», потребителем которого был военно-промышленный комплекс страны, больно и обидно было смотреть, как с развалом СССР он перестал функционировать и опустел.
Открыл собственное деревообрабатывающее предприятие, но мне недолго удалось поработать на себя, так как на улице стояли лихие 90-е, то есть абсолютное беззаконие.
– И именно тогда Вы приняли для себя решение переехать на Кубань?
– Да. В 1995 году мы с супругой Ириной Алексеевной и старшим сыном, оставив остальных детей с родителями на время обустройства на новом месте, переехали из Витимской тайги в Краснодарский край, где я был принят на работу в систему Северо-Кавказского управления Росгостехнадзора главным государственным инспектором. Обосновавшись и построив дом, я перевез детей и родителей. Кубанская земля тепло приняла нас, здесь повзрослели мои дети, создали свои семьи и у меня уже трое замечательных внучек – Вика, Лена и Дарья. Всех люблю и дорожу своим лучшим подарком жизни! Я неимоверно пропитался и любовью к казачеству, болел всей душой за его возрождение. В последние годы занимался его становлением в должности атамана Кочетинского ХКО, а затем некоторое время исполняющим обязанности атамана Динского РКО.
– А если повернуть время вспять, Вы бы уехали или остались на малой Родине?
– Я бы остался в Сибири и сделал бы все зависящее от меня, чтобы не дать развалиться и исчезнуть поселкам, в которых когда-то проживало по три тысячи человек, а сейчас – столько на весь район. Мне больно, что такая участь постигла мой таежный край, где я родился и вырос, и который навсегда в моем сердце.
– А в общем, Вы счастливый человек?
– Сейчас я больше грустный, да как и все мы… В сложной ситуации в мире, где всегда можно было договориться, мы дошли до точки кипения! Нам нужно строить страну, где женщин воспитывают женщины,
а мужчин – мужчины, своим примером, делами, поступками. От того, как мы себя ведем, зависит многое. Нужно заботиться о своем здоровье, заниматься самообразованием и духовным воспитанием. В этом спасение!
– А Ваше творчество* помогает в жизни? Чем Вы стремитесь делиться с читателями?
– Хотелось бы донести до публики эффект присутствия тех мест, где мне пришлось побывать, и помочь увидеть неповторимые красоты Витимской тайги таежного Забайкалья.
Я пытаюсь передать характеры людей, любящих малую Родину. В целом о них и речь в моих рассказах, а где-то и о себе! Словом, хочу поделиться красотой далекого для многих таежного уголка нашей необъятной страны, впечатлениями от пережитого там, где не ступала нога человека. Ведь верно сказано, что творчество и искусство помогают смывать пыль с человеческой души!
– Что Вы посоветуете читателям «Трибуны» в наше переломное время стремительно меняющегося мира?
– Процитирую выражение из моего рассказа о судьбе земляка: «Есть такой жизненный закон: для того, чтобы уничтожить зло, добру надо пострадать и даже, может, не сумев искоренить его, хотя бы остаться собой, не дав злу победить окончательно. Где-то на уровне подсознания меня волнует мысль о том, что есть люди – носители и воплотители зла в нашу жизнь. Но как сложно, при видимости человеческого обличья, увидеть таковых!» И потому, друзья, посоветую быть самими собой! Я желаю нам всем отличать хорошее от плохого и твердо верить, что справедливость восторжествует и наступит мир!
Мария МЕЛКУМЯН.

*– ознакомиться с творчеством Л. М. Воробьева можно на портале ПРОЗА.РУ

Подводная лодка К-56 проекта 675 Тихоокеанского флота.

Советские моряки – боевые товарищи (1975 год).