Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
Всероссийская перепись населения пройдет с 15 октября по 14 ноября
07.10.2021 09:07
«День урожая» в первореченской агрошколе
07.10.2021 09:54

Юрий Останин: «Вдохните воздух Беловежской пущи»

Юрий Останин: «Вдохните воздух Беловежской пущи»

В июньском номере газеты «Трибуна» вышла статья «Белоруссия глазами «трибуновца», в которой рассказывалось о поездке нашего коллеги Владимира Анатольевича Карпова к другу Юрию Афанасьевичу Останину в город Бобруйск. А сегодня гость редакции Юрий Останин делится впечатлениями от своей поездки на Кубань.
– Юрий Афанасьевич, расскажите немного о себе, с чего началась Ваша дружба с Владимиром Анатольевичем Карповым?
– Родом я из города Кудымкара Пермского края, тогда еще Молотовской области (на Урале). Но никогда там не жил, а путешествовал с родителями по Забайкалью благодаря службе отца. Гарнизон стоял в населенном пункте Бада. И школа была в селе, где жил Володя, так что с девятого по десятый классы мы были одноклассниками.
В 1974 году окончил военное училище и до выхода на пенсию служил в ВВС в четырех гарнизонах: начинал с Калининграда, потом попал в Беларусь, в Оршу, затем в Минск, а с 1983 года живу в Бобруйске. После службы работал в коммерческих организациях в качестве менеджера. Сейчас на заслуженном отдыхе, занимаюсь сельским хозяйством.
Что касается нашей дружбы, то после школы мы разъехались. Потом получилось так, что и он не поступил в институт, и я по определенным обстоятельствам тоже не попал в военное училище. И мы в сентябре встретились, устроившись лаборантами в разных сельских школах. Усиленно готовились к поступлению, работали, вместе проводили время, отдыхали. Дружба нас еще больше сплотила и объединила. А дальше мы снова разъехались, но уже надолго: я учился на Урале в Курганинском военном училище, а он поступил в геолого-разведывательный институт. Затем мои родители закончили службу в гарнизоне и уехали из этих мест. Хотя я получал от мамы информацию о том, что там происходит, знал и то, что у Володи умер отец, а связи не было никакой. Я на «северном западе» жил и учился, а он – в Чите.
После службы остался в Белоруссии. Попытки разыскать друг друга мы предпринимали, но тщетно. И вот однажды Владимир вышел на человека, который учился со мной, и узнал, что Юрий Останин (однофамилец и тезка, только сразу это было не ясно) умер. По прошествии некоторого времени
Володя разобрался, что это был не я. Затем он нашел еще одного сокурсника по отделению, где я учился, который и дал мои координаты. В один прекрасный день по городскому телефону – звонок. Отвечаю, а мне: «Юрий Афанасьевич! Вы узнали, кто это?» – говорю, что нет, а он: «Я Карпов Владимир Анатольевич!». Это было настолько неожиданным, что проронил одну лишь фразу: «Вовка, как ты меня нашел?».
С того самого момента мы связи не теряли. Володя – прекрасный товарищ, мы часто перезванивались. Когда он перебрался в Пластуновскую, вместе съездили в Тимашевск к отцу Георгию в мужской монастырь, затем гостили у него. За это время познакомились и сдружились наши супруги. Потом договорились, что в этом году, по окончании сельхозработ, заеду к нему. Вот я и заехал!
– А вообще, Вы часто бываете в России? На Ваш взгляд, чем похожи и чем отличаются два братских народа – русские и белорусы?
– Когда были живы родители, приезжал частенько в Россию. После того как Володя меня нашел, бывал сначала у него, потом в Санкт-Петербурге (нас набралось шесть одноклассников). У меня была давняя мечта – побывать в местах, где прошла юность. И в 2019 году съездили на Родину, в Забайкалье, на встречу выпускников – повидали одноклассников. Это было 50-летие со дня окончания школы.
Теперь в России бываю часто, так как в Москве живет сын с семьей. Поскольку сейчас с Москвой связь наладилась устойчивая, нам пустили поезда-ласточки «Минск – Москва», а они идут 6 часов 50 минут (что крайне для нас удобно!), то мой маршрут таков: к сыну – к Володе – и домой, в Бобруйск.
Народы наши – белорусы и русские – действительно братские и ничем не отличаются. К тому же, у нас два государственных языка – русский и белорусский. Все общаются на русском, даже наш Батька Александр Григорьевич Лукашенко. Он всегда говорит на русском, выступая на телевидении, общаясь в интервью, и если есть крайняя в том необходимость, переходит на белорусский, и то для того только, чтобы враги не смогли его в чем-нибудь уличить.
Понимаете, братские чувства – в чем они проявляются? Во-первых, у нас нет границ. Это трудно представить, но я с территории Белоруссии въезжаю в Россию свободно. Сейчас, в связи с ковидом, лишь требуют предъявить документы. Это еще вызвано тем, чтобы не допустить бесконтрольного передвижения по территории России и Белоруссии граждан Украины (у них там какая-то лазейка есть). Хоть и объявил Александр Григорьевич, что границы закрыты с Польшей, Украиной и Прибалтикой, но тем не менее некоторые белорусы обучаются в Польше и Литве.
Приняты миграционные программы, и если они найдут место в жизни, то, я думаю, мы еще теснее будем сотрудничать, причем во всех областях. Во-вторых, валюта у нас тоже рублем называется, с одним только различием, что один белорусский рубль равен 33 российским рублям.
– Кстати, какова сейчас общественно-политическая обстановка в Белоруссии?
– Обстановка в связи с событиями, происходившими в августе прошлого года, когда на протестные выступления выходила молодежь, такова: оказалось, что все это готовилось заранее с целью любым способом дискредитировать Александра Григорьевича. Существовали прозападные обучающие центры, которые тщательно готовили этих «протестунов», как говорит Батька. Я, честно признаюсь, верил, что враг не пройдет, зная, что у нас в этом отношении не как в Незалежной. В Беларуси никогда такого не было, чтобы милиция становилась на колени. У нас как? Если есть приказ, ребята идут и с честью выполняют, потому что они патриоты. И самый главный патриот – это Лукашенко: если говорит, то люди знают и верят, что он действительно никогда никому Белоруссию под пяту не отдаст. И я его полностью поддерживаю.
– По Вашему мнению, какая изюминка есть на Кубани, учитывая, что достопримечательностей в Бобруйске множество?
– Начнем с того, что Бобруйск – это город промышленный, и находится он на одном уровне с развитыми городами страны: Минском и Брестом, Гродно, Витебском, Могилевом. Знаменит Бобруйск и своим футбольным клубом «Белшина».
Кубань впечатляет, во-первых, климатом! Беларусь не самая холодная республика, но сейчас там дожди, + 7-8 градусов, прохладно, а здесь тепло. Во-вторых, нравится мне хозяйская жилка: поля распаханы, все работает – как у нас!
Недаром многие говорят, что, пересекая границу, хоть и условную, отличия видишь сразу. Например, когда из Могилевской области, где отличные дороги, все остановки покрашены, въезжаешь в Смоленскую, то разница налицо – в бесхозяйственности: вокзал старый, везде неухоженно как-то…
Мне импонирует благоустройство Кубани, чистота и порядок – приятно посмотреть.
– А от нынешней поездки что запомнилось?
– Мы с Володей недавно побывали в Абхазии. Я проехал по побережью, любовался Кавказом, с удовольствием побывал в местечке Каман, где мы посетили монастырь (недалеко от Сухума), в пещерах, зашел в Новоафонский
монастырь. Еще нашли в горах один храм и исторически значимую церковь (я человек верующий, мне это очень интересно было), жили в Гаграх у друга.
– Ваши пожелания читателям газеты «Трибуна»…
– Приезжайте в Белоруссию! Посмотрите, как живет братский народ, оцените наши достопримечательности!
Большие, хоть и не такие густые, как на Кавказе, смешанные леса, Полесье с грибами-ягодами! А Беловежская пуща – заповедная даль – это же место, где отдыхает душа! Я считаю, что каждый должен вдохнуть всю ее неповторимость, увидеть зубра, сотни растений и птиц, косуль, оленей, лосей. И многовековые дубы никуда не делись: тянущиеся высоко в небо, они очень красивы.
А в завершение беседы скажу, что как и Русь, будет жить Беларусь, а по-другому и быть не может! Пока стоит Батька у руля, наш корабль будет идти только вперед!
Беседовала
Наталья КОРЯВАЯ.