Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
Рождественскую службу в Свято-Екатерининском кафедральном соборе покажут в прямом эфире
05.01.2022 22:00
Какая ж песня без баяна…
07.01.2022 08:10

«Полосатый» рейс динчанина, или Крейсер «Грозный» с Хрущевым и маршалом Малиновским на борту…

«Полосатый» рейс динчанина, или Крейсер «Грозный» с Хрущевым и маршалом Малиновским на борту…

Вот так незаметно, сменив уходящий непростой этап жизни, к нам рысью подкрался 2022 год Водяного Тигра, одарив надеждами на прекрасное будущее! Среди наших земляков живет человек, чья судьба давно связана с водной стихией, и который по праву может рассчитывать на благосклонность «полосатого». Ведь он в недалеком прошлом волею судьбы и сам побывал в его «шкуре», отслужив Отечеству верой и правдой четыре года в морфлоте на знаменитых крейсерах «Александр Невский», «Грозный» и не только! Встречать Новый год в полярную ночь в тесных объятиях холодных морей и обществе белых медведей, где из огней порой лишь северное сияние, а вокруг – льды Арктики, в прошлом не раз приходилось динчанину Степану Александровичу Гайдуку. Что может быть романтичней! Еще и закалка на всю жизнь. Моряку
9 января исполнится 82 года, но он энергичен и полон сил. Как и в молодости, ведет активный образ жизни и ему есть что рассказать читателям «Трибуны».
– Степан Александрович, несколько слов о себе…
– Да, много чего в жизни пришлось повидать. Я дитя войны, как и многие мои сверстники. Родился за полтора года до начала Великой Отечественной вой-
ны, в начале 1940 года, в станице Динской. Родители, мама Анастасия и папа Александр, работали в колхозе «Большевик». Тогда в станице много колхозов было. Это потом уже, в 1957 году, все объединились в один – «40 лет Октября». Трудно было… За работу начисляли трудодни, денег платили мало, в основном снабжали пшеницей и кукурузой. Этим и питались, толкли и варили каши. Как только началась война, отец ушел на фронт, и мы с мамой остались одни. Тяжело было прокормиться, выручало домашнее хозяйство – корова Ланка да курочки.
– Отец вернулся с фронта?
– Нет, он пропал без вести, и некоторое время о нем ничего не было известно. Мы смирились с горем и продолжали жить. Я пошел в школу в 1947 году. Помню свою первую учительницу Лидию Васильевну Коржевскую. Сложно было учиться тогда – не хватало тетрадей, учебников, мебели. Мы часто писали на газетах и журналах между строк чернильными перьевыми ручками. Электричества не было, пока не восстановили гидроэлектростанцию на реке Кочеты. Но, исхудавшие и полуголодные, все мы, «военные подранки», очень стремились получать знания.
– Какое самое яркое впечатление из детства?
– В начале 1952 года вдруг пришла весточка от отца. Приехал дядя Гриша, живущий в Выселках, и сказал маме, что папа вовсе не погиб, а жив и находится на поселении в Амурской области. Он попал в плен к фашистам в Брестской области при наступлении гитлеровцев на Смоленск, и за это ему, как и всем пленным тогда, дали срок десять лет в спецлагере – работать на золотых приисках и отмечаться каждый месяц в комендатуре НКВД. Помню, тогда впервые увидел слезы радости в глазах матери, ведь все это время она ждала и верила, что отец вернется! Оставив дом и все нажитое, мы с мамой помчались к отцу в поселок Соловьевск. Пожив четыре года все вместе в Чаре, Кувыкте, Усть-Нюкже, Тынде и других дальневосточных городах, вернулись в родную Динскую в 1956 году.
– Судя по всему, Вы рано повзрослели, столько пережив… В 16 лет уже работали в колхозе наравне со взрослыми. А как же мечты детства, их удалось воплотить в жизнь?
– Конечно, была у меня одна заветная… Сначала в 1957 году я поступил учиться в фабрично-заводское ученичество общества трудовых резервов по специальности каменщик в городе Каменск-Шахтинске Ростовской области. Параллельно обучался в вечерней школе, занимался легкой атлетикой, изучал в речном клубе азы азбуки Морзе. По окончании ФЗУ работал на строительстве Юго-Западной шахты в поселке Таловый. Всегда тянулся к знаниям. И как близок я был к своей мечте стать подводником, когда в 1959 го-
ду призвался в армию в морфлот! Но не прошел по медицинским показаниям… Зато служить остался в «надводном царстве» и ни разу об этом не пожалел!
– И таким образом Вы попали на службу в Кронштадт в 23-й отряд связи имени Попова дважды Краснознаменного Балтийского флота, где были назначены рулевым сигнальщиком?
– Да, здесь я отслужил восемь месяцев, затем продолжил службу на Краснознаменном Северном флоте. Тут состоялся мой первый выход в суровое Баренцево море на сторожевом корабле «Сокол». Спустя пять месяцев меня перевели на флагманский крейсер «Александр Невский» в городе Старая Ваенга (Североморск). Кстати, позже здесь родилась певица Елена Ваенга…
– Вы довольны были, что вот она, Ваша любимая стихия, места, города, моря – все рядом, и Вы у руля, вершите историю?
– Я был очень счастлив и выкладывался на все 100%! Как одного из лучших, меня направили служить на первый в СССР ракетный корабль первого ранга «Грозный». Годы службы с 1962 по 1963 оказались самыми яркими и запоминающимися для меня. Я побывал на острове Новая Земля, в Заполярье, в Датском проливе, в городах Балтики… Невероятно, но в Балтийском море три дня с нами на корабле пребывали высокопоставленные лица: Никита Сергеевич Хрущев, Генеральный секретарь ЦК КПСС, и Родион Яковлевич Малиновский, министр обороны, маршал Советского Союза. В ту эпоху шла холодная война между двумя державами – США и СССР, сопровождавшаяся гонкой обычных и ядерных вооружений. И во время Карибского кризиса мир оказался на грани катастрофы – стояла угроза третьей мировой войны! Поэтому главнокомандующие лично осматривали средства обороны страны, выстраивая стратегию. Напряженная была ситуация, зато есть что вспомнить и есть чем гордиться! Посчастливилось принимать участие и в Ленинградском параде в честь Дня военно-морского флота на реке Нева в Финском заливе. Очень красивое было зрелище! А еще помнится случай, когда недалеко от нашего корабля в Баренцевом море потерпел крушение гидросамолет. Подплыв к нему на катере, мы спасали пилотов.
– А что было самым сложным за четыре года службы?
– Нелегко было в том плане, что мы пребывали изо дня в день, окруженные железом, с одними и теми же людьми, не чувствуя землю под ногами… Порой на вахте засмотришься в голубую морскую даль, а перед глазами –
родная Кубань, детство, мама, готовящая мамалыгу, – и сердце сжималось, и грусть накрывала, конечно же… А потом, возвратившись в реальность, восхищаешься вечными снегами и северным сиянием… За все время службы с 1959 по 1963 годы к берегу подплывали всего лишь несколько раз. И тогда, уходя в увольнение, я предпочитал посещать музеи, театры, достопримечательности городов. А на борту мы часто пересматривали одни и те же фильмы. Как-то к нам приезжали поэтесса Якушева и писатель-маринист Соболев, читали нам свои произведения, рассказывали истории из жизни. В полярные дни* удавалось самим читать книжки, что было исключено в полярные ночи*.

 

– А как моряки отмечали праздники в море на краю света? Новый год, например?
– В высоких широтах настроение, может было и более праздничное, потому что там много снега и льдов. Естественно, возникало и чувство здоровой тоски по дому, но проведенные праздники с экипажем очень сплачивали. Правда, насладиться атмосферой удавалось только на длинных переходах или когда судно стояло на якоре. Если же новогодняя ночь выпадала на заход в порт или короткие рейсы, мы про нее просто забывали – работа в море слишком ответственная, чтобы отвлекаться на земные развлечения. Всегда у штурвала, всегда начеку! И если ходили с ледоколами по замерзающим морям, то проводили праздники в компании добродушных пингвинов, любуясь ими! Новая Земля, айсберги – красота, да и только. А в Арктике полярная ночь позволяла с успехом встречать Новый год по любому поясному времени, и в случае длинных переходов со сменой поясов он наступал несколько раз за сутки. Но выпить по бокалу шампанского удавалось только по возращении домой. На всех судах действовал и поныне действует сухой закон, чокались соком и морсами. Поздравить близких тогда возможно было только по радиосвязи, предварительно записавшись и отстояв длинную очередь у каюты начальника радиостанции, чтобы издалека еле-еле
расслышать родной голос! Тогда мобильных телефонов и Интернета не было! Вот так и служили…
– А как дальше складывалась мирная жизнь?
– После службы я устроился на работу в городе Иваново текстильщиком и проработал там с 1965 по 1967 годы. В выходные очень любил ходить в кино, оперу, цирк. Всегда был любознательным. По возвращении в родной край в 1969 году познакомился со своей будущей супругой Евгенией. Через месяц мы поженились. В 1970 году стали счастливыми родителями. С супругой вместе прожили уже 52 года, поддерживая друг друга во всем. Сейчас сын Юрий служит в ОМОНе, а дочь Светлана, проработав в военкомате 15 лет, ныне работает в войсковой части в поселке Афипском. Дети подарили нам уже четырех внучек, одного внука и правнучку. Владея профессией строителя в совершенстве, я своими руками построил четыре дома! Теперь все обеспечены жильем.
Я веду здоровый образ жизни, занимаюсь спортом, бегаю, плаваю, постоянно в движении. И всем советую! Это и спасает. А еще воспоминания о былом придают сил. И, кстати, мы с моряками каждый год собираемся в день ВМФ и отмечаем вместе на Фонтанной площади любимый праздник.
– Степан Александрович, на днях Вам исполнится 82 года! Мы восхищаемся Вами и от лица редакции и всех динчан поздравляем с мудрой датой, желаем всегда оставаться в добром здравии, на позитиве и еще многие годы радовать своих родных и близких, даря тепло семейного очага холодным сердцем моряка!
Мария МЕЛКУМЯН.

*Полярный день – летний период года в приполярных областях, в течение которого солнце на ночь не заходит за горизонт с 21 мая по 21 июля.
*Полярная ночь – зимний период года в приполярных районах, когда солнца на небе не видно не только ночью, но и днем, с 1 декабря
по 11 января.