Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
Герои Родины. 1978 год
05.05.2022 08:50
ПРОГРАММА основных мероприятий, приуроченных к празднованию 77-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов
05.05.2022 09:27

Виктор Калинин о самом загадочном редакторе и друзьях-«трибуновцах»

Виктор Калинин о самом загадочном редакторе и друзьях-«трибуновцах»

Как говорится, бывших «трибуновцев» не бывает. Однажды попав в редакцию, человек на всю жизнь остается преданным своей профессии, своему любимому делу. Вот и Виктор Петрович Калинин, как бы ни складывалась судьба, всегда помнит и с удивительной теплотой говорит о годах, проведенных в коллективе «Трибуны».
– Виктор Петрович, расскажите о себе, как оказались в «Трибуне»?
– Родом я из станицы Пластуновской. Мой отец Петр Сергеевич Калинин в 1939 году вернулся с Советско-финской войны. 22 сентября следующего года родился я. Еще у меня были две сестры – Алла и Рая. В 1941 году началась Великая Отечественная война, и папа снова ушел на фронт. Мама Наталья Ильинична работала на ферме. В школу пошел уже после войны, но хорошо помню и детство, и оккупацию. Случай один был. Жили мы на ферме тогда. Приехали трое немцев на тарантасе, будто искали кого-то. Отбирали продукты у населения, в основном яйко, млеко. Фриц хотел всучить мне шоколадку, а я ему кричу: «Нет!» А он мне: «Как так – нет?» А я ему фигу в нос. Он за пистолет, и тут мама подбегает: «Не смей!» А он выстрелил, и под ногами у мамы фонтанчик из пыли… Но обошлось. Всю войну трудились, так и пережили тяготы. А в 1946-м и папа с фронта вернулся, переехали с фермы, купили дом возле храма в родной станице Пластуновской. Ходил в семилетнюю школу № 6, учительницу звали Клавдия Алексеевна. А зимы были холодные! В школе топили печь, а чернила все равно замерзали в чернильницах, и руки мерзли. 10-й класс оканчивал в СОШ № 5.
После школы год обучался в Новороссийской мореходной школе ВМФ и по распределению был направлен в город Измаил. Какой красивый Дунай! Днем вода в нем желтого, а на закате – голубого цвета!
До 1960-го года проработал вначале кочегаром, потом машинистом. Обслуживали торпедные катера. После сокращения при Хрущеве перешли в Дунайское пароходство, а на следующий год меня призвали в армию. Отправили в Калининград, оттуда – в Пионерск. Отобрали вместе со мной 15 человек. Служили в Палдиски (Эстония), в закрытом полуразрушенном городке, на секретном объекте. Рядом в бухту заходили подводные лодки-малютки. Они были экспериментальные, на одной из них служил и я. В них мы проверяли работу двигателя в подводном положении и называли их «зажигалками». Если масло где-то просочится, лодки вспыхивали. Получилось так, что до нашего приезда они стояли законсервированными, а тут, при Хрущеве – Карибский кризис, и мы их начали восстанавливать. А в Лиепая (Латвия), в военном городке тренировались на первенство Балтийского флота по прыжкам в воду. Служба длилась четыре года, потом решил поступать в Новосибирский строительно-архитектурный институт, но не выдержал конкуренции и дослуживал один месяц до приказа в первом морском арсенале. Демобилизовали семейных, а одиноких еще оставили до особого распоряжения. А нас генерал в благодарность, что мы помогли ему ящики со снарядами в хранилище перевезти, раньше срока демобилизовал. Встретив товарища по службе в Барнауле, на год задержался – работал руководителем фотокиностудии, статьи приносил в газету Меланжевого комбината. Потом вернулся на Кубань в родную станицу, месяц побыл дома, помог по хозяйству родным, а потом взял с собой фотоснимки и пришел с ними в редакцию «Трибуны», перейдя по деревянной дощечке через канаву. К моему приходу, в октябре 1965 года, редактора Замятина отправили на пенсию, и его место в «Трибуне» занял Владимир Андреевич Дружинин. Ответственным секретарем трудился Юрий Павлович Крестьянинов, который не хотел меня брать. Взглянул на фотографии и сказал, что это не пойдет, а через годы признался, что был не прав, что из меня получился хороший газетчик. А вот Владимир Андреевич принял фотокорреспондентом со словами «Ничего, мальчик научится». Так я и стал работать в «Трибуне».
Что удивительно, в тот же год я в парке станицы Пластуновской на танцплощадке встретил свою будущую жену Лидочку. Как она хорошо танцевала вальс «Амурские волны»! Невозможно было в нее не влюбиться.
– Каким Владимир Андреевич был редактором? Он оказался единственным из всех редакторов «Трибуны», о котором мало известно…
– Владимир Андреевич Дружинин по характеру был очень добрым, внимательным, заботливым человеком. По специальности учитель истории, но не журналист. Никто не знал, чем он увлекался. На тот момент мало с ним общались на журналистские темы, мы материалы вовремя сдавали, газета выходила в срок. С нами, корреспондентами, больше общался ответсекретарь Крестьянинов. Кстати, Александр Афеногенович Терновых и Юрий Павлович Крестьянинов – участники Великой Отечественной войны. Как настоящие фронтовики, оба они это не афишировали, ордена не носили, а мы в суете дней не спрашивали, в этом и беда. Владимир Андреевич на работе не был разговорчивым, зато большая часть коллектива любила рыбалку.
– Чем жил и дышал коллектив «трибуновцев»?
– Сам коллектив был очень хороший, сплоченный. Мы общались и вне работы, особенно при новом редакторе, фронтовике Викторе Ольховском. Все – творческие люди. Каждый горел своим делом! На любые темы писали корреспонденты Вася Мезенцев и Володя Кузьменко, а Женя Черныш как-то о комбайнах написал: «Средневековые чудовища ходят по полям!»
Помню, когда я только пришел, в редакции был мотоцикл с люлькой, но в ней не было дна, нужно было упираться ногами. Был «ГАЗ-21» без задних колес. Как-то застряли на нем и полдня провозились. Вот тебе и журналистские тропы! Затем при Дружинине приобрели кремового цвета «Волгу». Причем столичную! В Москве списывали такси, и Владимир Андреевич сумел одну автомашину купить для редакции.
Весело было, творчески разнообразно, сама атмосфера вдохновляла! Дни рождения отмечали и
создавали для именинника личную спецгазету – «четырехполоску» с веселыми заметками. И еще была шуточная рубрика «Вести из-за сарая», наподобие «Соломотряса». А на рыбалку любили при Ольховском ездить вместе – и в Красносельск, и в Пластуновскую. Коллектив у нас был дружный, как одна семья. Сплачивали людей бескорыстие и открытость, простота и любовь к общему делу. Время еще послевоенное было, взаимовыручка в людях жила, готовность помочь друг другу. К примеру, заболела супруга моя сильно. Только успел прийти сказать ребятам, что завтра не выйду, а бухгалтер наша услышала, и пока я домой дошел, она уже около Лиды сидит и чай ей подает. А Коля Рыжков и Иосиф Земляной помогали мне крышу укрывать. И так друг другу никто не отказывал в помощи. Такие люди были.
Со временем перешли в новое здание. Владимир Андреевич Дружинин уехал в Староминскую и стал третьим секретарем парткома, Юрий Павлович Крестьянинов уехал в Краснодар. Редактором стал Виктор Поликарпович Ольховский, а меня ответственным
секретарем на три месяца поставили. В 1976 году меня приняли в Союз журналистов СССР. В общей сложности в родной «Трибуне» я проработал двенадцать лет.
– А как сложилась Ваша дальнейшая судьба?
– После «Трибуны» связал свою жизнь с сельским хозяйством. Дело было так. Рано утром выходил на работу, встречал Николая Игнатовича Кондратенко, когда он работал вторым секретарем Динского райкома КПСС, тоже пешком любил на работу ходить. Идем с ним, разговариваем, он буквально каждый раз спрашивал, буду ли
я поступать в институт. Так и настоял поступить в сельскохозяйственный КСХИ. Мне пришлось первую установочную сессию пропустить, и тогда он помог с вопросом зачисления меня на заочное отделение. А на третьем курсе мне сказали, что работать надо по специальности: «Мы готовим специалистов сельского хозяйства, а не журналистов». Учился и работал в откормсовхозе бригадиром растениеводства, потом и семеноводом. Когда Николай Игнатович стал первым секретарем райкома, он назначил завсельхозотделом Бережного, а тот позвал меня, и я три года в райкоме отработал. Потом в совхозе «Агроном» председателем рабочего комитета, секретарем партбюро в «Сельхозтехнике». Затем стал бригадиром колхоза «40 лет Октября» и секретарем парткома до развала партии. После этого – в садоводческой бригаде колхоза
«40 лет Октября», как я в шутку говорил: «в Шушенском». Потом бригадиром третьей бригады. В процессе работы и общения подружился с Алексеем Ивановичем Высокопоясным, тогда директором откормсовхоза, он пригласил к себе главным агрономом, и я проработал у него до 1996-го года, а затем вернулся в родной колхоз. Глава района Владимир Петрович Кондратьев и Виктор Григорьевич Кравченко, работавший начальником управления сельского хозяйства, сагитировали меня на должность председателя колхоза «40 лет Октября». И проработал я там до 2000-го года.
– Что пожелаете в День печати своим боевым друзьям-ветеранам по перу и районке?
– Самого главного в наше время:
здоровья, мирного неба над головой, до боли в глазах синего, и чтобы в нем парили белые голуби, и слышна была весенняя песня жаворонка. И безграничного счастья!
Послесловие
Что примечательно, будучи на заслуженном отдыхе, во дворе своего дома Виктор Петрович высадил сад яблонь, груш, которые по весне цветут удивительно! Разводит разные сорта винограда, построил теплицы, в которых растут вкуснейшие помидоры и огурцы. Лимон «Павловский», котрый растет у него более 40 лет, необычайно душистый и ароматный. «Трибуновец» по характеру, Виктор Петрович не сидит сложа руки, по вечерам он пишет книгу о семье, в которую войдут его воспоминания о детстве и о «Трибуне».
А еще Виктор Петрович Калинин по-своему счастливый человек. Потому что жизнь сложилась именно таким образом. И во многом это заслуга его любимой супруги Лидии Кузьминичны. Сейчас его поддерживают и радуют четверо детей, их семьи. У счастливого дедушки и прадедушки девять внуков и семь правнуков, которых он очень любит и души в них не чает.
В этот день мы сердечно поздравляем Виктора Петровича, «трибуновцев» всех поколений и наших внештатных авторов с Днем кубанской журналистики! Счастья! Здоровья! Успехов!
Наталья КОРЯВАЯ.

► Коллектив «Трибуны» во главе с Владимиром Дружининым (на фото третий слева), 1965 год.