Сетевое издание: сайт общественно-политической газеты "ТРИБУНА" Динского района Краснодарского края
Специалисты «Россети Кубань» подготовили к зиме 138 центров питания в краснодарском энергорайоне
12.10.2022 08:25
В краснодарском энергорайоне стартовала декада электробезопасности
12.10.2022 09:47

Приговоренные

Приговоренные

В то страшное сентябрьское утро 1942 года 42 ребенка детской психиатрической больницы
были зверски убиты в газовой камере.

14-17 июля 1943 года в Краснодаре проходил судебный процесс над пособниками фашистских оккупантов, участниками массовых казней советских граждан на территории Краснодарского края. Это был первый открытый процесс такого рода. Он стал своеобразным предшественником международного военного трибунала в Нюрнберге, вынесшего приговор фашизму. По делу обвинялись 11 человек, из них 10 человек служили в зондеркоманде 10А. На процессе в Краснодаре одним из эпизодов дела рассматривалось бесчеловечное убийство 42-х ребят детской психиатрической больницы на хуторе 3-я речка Кочеты Усть-Лабинского района 21 сентября 1942 года.
Село Суворовское Усть-Лабинского района Краснодарского края свое название получило в 1962 году. А до этого был хутор 3-я речка Кочеты, который до революции входил в юрт станицы Васюринской.
В этих местах черноморские казаки стали селиться с первых лет освоения кубанских земель. Места удобные, плодородные, рядом речка. Вскоре вдоль реки образовалось большое количество хуторов зажиточных казаков. В 1874 году они образовали один большой хутор, который назвали просто 3-я речка Кочеты. В 1898 году на землях хутора, пожертвованных дочерьми сотника Ефстафия Роворусского Дарьей и Устинией, было учреждено казенное архиерейское подворье, а в 1910 году построен мужской монастырь Казанской Божьей Матери. В 1920 году монастырь был закрыт. Часть монахов успела уйти перед закрытием, а оставшиеся были арестованы. Церковная утварь была или разграблена, или вывезена. 6 лет территория монастыря была бесхозной, и только в 1926 году здесь открыли детскую психиатрическую больницу, просуществовавшую до 1949 года.
1942 год был очень тяжелым для нашей Родины. В июле фашисты предприняли стремительное наступление на Кавказ. Советские войска с боями отступали, оставляя один населенный пункт за другим. Спешно эвакуировались советские и партийные органы. А о больных детях, видимо, в спешке забыли, а может, и не до них было.
В октябре 1939 года Гитлер согласно программе «Эвтаназия» санкционировал уничтожение умственно отсталых людей. Причем спектр применения этой программы был очень широк.
Так что, когда 8 августа 1942 го-да фашисты оккупировали хутор 3-я речка Кочеты, дети, содержавшиеся в детской психиатрической больнице, были обречены. На момент оккупации в ней было 42 ребенка от 5 до 17 лет.
Далее строчки протоколов судебного заседания в июле 1943 года:
«В сентябре 1942 года в детскую краевую больницу, которая помещалась на хуторе 3-я речка Кочеты Усть-Лабинского района, прибыли офицер гестапо Эрик Мейер и переводчик Якоб Эйкс.
Поселившись на территории больницы, указанные Мейер и Эйкс стали проверять численность и состав больных детей. Всего к тому времени в больнице было 42 больных ребенка в возрасте от 5-ти до 17 лет. Мейер и Эйкс, находясь несколько дней на территории больницы, занимались выявлением советско-партийного актива и евреев, проживавших в окрестностях больницы.
Как было впоследствии установлено, Мейер и Эйкс выявили там 26 евреев, в том числе стариков, женщин и детей, которых они и расстреляли.
Рано утром 21 сентября 1942 го-да к помещению, где находились Мейер и Эйкс, подъехали две автомашины, из них одна большая крытая, как потом оказалось, «душегубка», и вторая – легковая, в которой приехали врач гестапо Герц и с ним несколько немцев.
Через некоторое время все дети в одних только трусиках и майках были помещены в «душегубку» и вывезены со двора больницы. Герц и остальные немцы поехали вслед за «душегубкой».
Свидетель Попович, ставшая очевидцем этого злодеяния немцев, показала: «Большую автомашину немцы погнали задом к дому, где лежали дети в возрасте от 3-х до 14 лет, и открыли двери крытого кузова. Наблюдая за происходившим, я увидела, как немцы сбрасывали детей в кузов, не обращая внимания на их плач и причиненную боль от ударов об стенки машины».
Еще за несколько дней до этого в районе хутора Чернышевка в нескольких километрах от больницы местные жители по приказанию Мейера и Эйкса вырыли большую яму, якобы предназначавшуюся для установки зенитного орудия. В эту яму были сброшены трупы удушенных газами в автомашине детей. Примерно через час после выезда обе машины вернулись во двор больницы, и немцы начали пьянствовать. Впоследствии беспорядочно сваленные трупы 42-х детей были обнаружены и опознаны».
Изложенные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей Иноземцевой, Колпий, Ивко, Бобровник, Попович и др.
В процессе следствия по настоящему делу в 13 пунктах были произведены эксгумация, осмотр и судебно-медицинское исследование трупов жертв фашистского террора (в противотанковом рву на территории совхоза № 1 Крайсельхозтреста, в могиле близ хутора Чернышевки, в противотанковом рву вблизи Березанской колонии и в других местах).
«Хутор Красноматвеевский, или как его назвали в народе Чернышевка, когда-то большой, оживленный, в котором проживали несколько сот человек, был упразднен в 1974 году. Тогда шла кампания по укрупнению населенных пунктов, и жители разъехались по всему Советскому Союзу. Сейчас здесь только поле да остатки старого кладбища. Именно здесь, в посадке, 21 сентября 1942 года были сброшены в яму и спешно захоронены останки умертвленных детей.
В 1943 году, после освобождения Усть-Лабинского района, на месте захоронения экспертами была проведена эксгумация. После завершения всех процедур дети были вновь захоронены на месте. Захоронили… И забыли на многие десятилетия. Но остается множество вопросов, на которые до сих пор нет ответов.
Почему никто не позаботился не только перезахоронить детей, но хотя бы как-то обозначить место их казни?
Почему никто из родителей этих детей, если они, конечно, были, не озаботился их поиском?
Почему часть архивов, несмотря на заявление президента России о рассекречивании документов о злодеяниях фашистов, до сих пор закрыты, в том числе и по этому делу?
И еще много «почему».
Погибших детей стали искать только в двухтысячные годы. Этим занимался отряд «Поиск» из станицы Васюринской  Динского района во главе с Александром Ивановичем Поповым. Было найдено несколько свидетелей, у которых были взяты интервью. Но поиски захоронения, к сожалению, оказались
безуспешными. Живых свидетелей злодеяния фашистов к тому времени остались единицы, да и те уже не могли указать точное место захоронения. Сейчас, спустя несколько лет, этим занимается поисковый отряд «Здебор» Красноармейского района под руководством Виталия Руликова-Черного.
Еще не зная о работе отряда «Здебор», вновь этим делом начал заниматься отряд «Поиск» совместно с музеем боевой и трудовой славы имени Павла Трифоновича Василенко станицы Васюринской. Был найден еще один свидетель, проживавший в то время на хуторе Красноматвеевском, – Василий Петрович Сусликов.
Надеемся, что останки детей все-таки будут найдены, и их со всеми почестями перезахоронят, а на месте гибели установят памятный знак.
Фашистские палачи и их пособники в большинстве своем все-таки получили по заслугам. Восьмерых предателей, пособников фашистов, военный трибунал приговорил к смертной казни через повешение. Трое были осуждены к ссылке на каторжные работы сроком на 20 лет.
18 июля 1943 года в 13 часов в городе Краснодаре на углу улиц Мира и Шаумяна в присутствии 30 тысяч жителей города и близлежащих станиц приговор был приведен в исполнение.

Вспомним поименно безвинно уничтоженныхжертв фашизма

Катя Артюхова – 16 лет
Коля Будников – 12 лет
Ира Бибикова – 12 лет
Петя Бесфамильный – 10 лет
Женя Гуторов – 6 лет
Володя Гайн – 16 лет
Аня Гаева – 15 лет
Лида Ежова – 16 лет
Володя Зозуля – 15 лет
Сережа Кочанов – 7 лет
Саша Корпенко – 12 лет
Лида Кравченко – 8 лет
Дима Кулиш – 15 лет
Витя Колесников – 9 лет
Ваня Кирюхин – 13 лет
Коля Коновцев – 12 лет
Маша Крамаренко – 14 лет
Тамара Костина – 9 лет
Эдик Клис – 11 лет
Олег Лайков – 9 лет
Миша Лопатин – 10 лет
Валя Лахманова – 15 лет
Ира Михайлова – 15 лет
Петя Марченко – 16 лет
Семен Неизвестный – 16 лет
Витя Осипов – 12 лет
Мотя Овсянников – 10 лет
Коля Олещук – 10 лет
Боря Попельняк – 12 лет
Гриппа Петрухина – 16 лет
Аня Присикова – 10 лет
Аня Сорокина – 16 лет
Зина Терехова – 16 лет
Ваня Топорков – 12 лет
Коля Усов – 10 лет
Аня Фисенко – 10 лет
Валя Черная – 12 лет
Ваня Черников – 17 лет
Миша Шубин – 17 лет
Броня Шкурина – 16 лет
Витя Шеломов – 9 лет
Тая Ширяева – 16 лет

Василий ШКАРУПИЛЫЙ.
Сотрудник музея боевой и трудовой славы имени П. Т. Василенко.